10-07-2019

Экономист: Может, Зеленскому вместо Украинского дома выбрать другую столицу?

Политическая повестка дня не даёт украинцам скучать.

Нет, ничего необычного для нас не произошло. Партия президента не презентовала цельную стратегию выхода страны из кризиса, и сам президент не отметился сколь-нибудь стоящими "смыслами", продолжая играть роль "маленького Порошенко в большом городе". Так что в этом плане никаких сюрпризов. Как сказал бы один из любимых киногероев прошлых лет: "Всё нормально, падаем!.."

Но зато не скучно. Ирина Геращенко решила поиграть "в столицы" и огорошила всех своих читателей на Фейсбуке заявлением о том, что Гаага – столица Нидерландов. То ли на подсознании отпечаталось словосочетание "гаагский суд", то ли иные аллюзии, может, приятные воспоминания.

Но сама по себе игра политиков "в столицы", в которую им играть намного приятнее, нежели озвучивать скучные политико-экономические концепции, произошла параллельно с другой игрой – "в администрацию-офис", которая разгорелась в окружении президента, на сей раз – новоизбранного.

Все прежние реформы аппарата управления главы государства сводились к изменению названия: с Администрации в секретариат. Стоило это для страны немного – по цене новой таблички на здании. Эффекта было ещё меньше. На сей раз новому Зе-президенту стало неуютно в здании "сталинского модерна" с внутренним убранством в стиле "быкоко". Тонкая чувствительная натура не смогла перенести суровости стен, видевших, как "Федорыч" пытался достучаться в голову и печень подчиненных, и слышавших глубокомысленные "коаны" Данилыча. Душа требовала простых и чётких дизайнерских линий, поменьше позолоты и побольше стекла.

И новое место для Офиса президента было найдено. Но не в лесу, и не в отдалении от центральных транспортных магистралей, а намного "центровее" – в Украинском доме, бывшем музее Ленина, где автора сей статьи принимали в пионеры. Трудно сказать, какая там энергетика, но на месте памятника Ленину внутри здания хотят вырастить дерево, должно быть место удобренное.

Рядом памятник князю Владимиру – неплохая аллюзия. Сама площадь до революции называлась Конной, что, учитывая, как "мочит кони" новая команда, весьма симптоматично. Кстати, именовалась она и Театральной, а это вообще бинго! Офис президента на Театральной площади - это как образ жизни-театра из пьес Шекспира: "В ней много слов и страсти, нет лишь смысла". Во время войны площадь хотели даже переименовать в честь Адольфа Гитлера. Но получила она имя другого диктатора – Сталина. Перед развалом СССР её "обозвали" площадью Ленинского Комсомола, а это название далеко не чуждо главным лицам из окружения президента или их предкам.

Главная задача, поставленная президентом, гласила: никаких бюджетных расходов, только за счет спонсоров. Правда, один из главных промоутеров проекта "Зе" на призыв вложиться в Донбасс предложил покрасить два ларька. Учитывая, что ларек на площади лишь один, напротив гостиницы "Днепр", и красить его не надо, вряд ли он захочет откликнуться и на этот призыв. А тут нежданно-негаданно выросла и сама смета "переноса".

Планируется потратить 300 млн грн, ведь захотели и дерево, и фонтан, и новую стеклянную пристройку для общения с народом у всех на виду, и паркинг. В таком формате желающих вложить 10 млн евро просто так, под "новую энергетику", будет немного. Любой олигарх, вложивший "десятку", захочет вынуть "ярд".

В общем теперь ждём новую идею: продать активы ДУСи и за вырученные деньги сделать "рестайлинг" Офиса президента. Идея просто идеальная: заработать на приватизации "феофаний" и второй раз – на проекте создания нового офиса. Для государства это в сухом остатке классический геморрой: столица теряет и Украинский дом, и ещё должна думать, как содержать пустое здание бывшей АПУ, ведь идея устроить там "детский дом" или "музей" выглядит как очередное "дерево" внутри бывшего музея Ленина. Тем более что будущему президенту тоже может не понравиться энергетика "евсейковой долины" и он захочет переместиться обратно "на холмы".

С другой стороны, новое место – это некий мачо-жест власти, ведь место пребывания президента переносится почти на майдан: "сам пришел". Следовательно, команда Зе не боится "жёлтых жилетов" или намеревается всё успеть до их появления. Третьего не дано.

Тема изменения центра власти всегда рассматривалась в других странах в контексте переноса самой столицы. В Европе преобладает концепция строительства удобных правительственных кварталов, которые обладают необходимыми коммуникациями, средствами защиты и не мешают горожанам. В Азии, Африке и Латинской Америке зачастую озадачены переносом столицы в другое место. Вызвано это тем, что крупные колониальные мегаполисы формировались, исходя из интересов метрополий, как правило, на побережье или на пересечении торговых путей.

Новая столица в этой концепции – это не только обрыв старых коррупционных нитей, сформированных в колониях, но и развитие внутренних регионов, сбалансирование уровня региональной урбанизации. В системе метрополия-колония часто формировались феномены приматного города, корни которых уходят в сверхцентрализацию финансовых потоков. Новая экономическая география согласно теории Пола Кругмана и Масахисы Фуджиты опирается на концепцию преодоления экономических предрассудков в отношении малых городов, которые дискриминируются централизованной финансовой системой.

Один из элементов этого преодоления – выравнивание уровня урбанизации. Перенесение столицы может способствовать этому, если данный вопрос рассматривается с точки зрения пространственного выравнивания и поиска "меридианного центра". Кроме того, есть и теория расположения столицы "ближе к другу".

К примеру, перенос столицы из Киева, скажем, в Чигирин идеально подходит для обеспечения стратегической безопасности и соответствует принципам "центрографии", то есть нахождению внутреннего регионального центра страны, крупные мегаполисы которой находятся в основном на периферии: Киев, Львов, Одесса, Харьков, Донецк, Луганск. Это как нахождение центра тяжести в механике: страна, где нарушены экономические "центры тяжести", как правило, развивается очень медленно.

Можно и применить теорию графов, которая активно используется в дискретной математике и геоинформационных системах (ГИС). В этой модели столица – это вершина, а соединяющие её с другими центрами транспортные коммуникации – ребра. Столица и её взаимодействие с региональными центрами становится своеобразной блок-схемой алгоритма, как некогда логическая загадка "семи мостов Кенигсберга".

Лидером по перенесению столиц является Африка. В Нигерии (Абуджа) это попытка удаления центра коррупционной власти от центров социального протеста (концепция историка Африки Тойина Фалулы). В Кот-д‘Ивуаре (Ямусукро) и Танзании (Додома) – попытка регионального развития, когда финансовые центры остаются в Абиджане и Дар-эс-Саламе. В Бразилии новая одноименная столица стала не только выдающимся памятником творческого гения Оскара Нимейера, но и реальным механизмом обрыва коррупционных связей политических элит с большим бизнесом. Сейчас ось Бразилиа — Анаполис — Гояния является наиболее динамично развивающимся территориально-экономическим районом Центрально-западного региона, постепенно создавая конкуренцию традиционной оси деловой активности Сан-Паулу – Рио-де-Жанейро.

Перенесения столицы Турции из Стамбула в Анкару принесло выгоды и стране, и Стамбулу. Последний стал финансовым и экономическим центром, сделал ставку на торговлю и туризм и избавился от бремени столичного центра. А рост Анкары привел к развитию радиальных транспортных коммуникаций в Турции и новому импульсу в преобразовании центра страны.

На постсоветском пространстве перенос столицы из Алма-Аты в Астану стал мощным экономическим импульсом и идеологической основой построения новой государственности.

В Мьянме идея с новой столицей Нейпьидо (вместо Рангуна) была реализована в соответствии с концепцией "поближе к другу", то есть к Китаю, и подальше от назойливых соседей.

В будущем Киев так же мог бы стать украинским "Стамбулом" или "Рио-де-Жанейро", отдав функции столицы новому городу для стимулирования развития центрального экономико-географического ядра страны. Но это вовсе не является гарантией перезагрузки системы власти. Коррупционные связи в новой столице временно ослабевают, но без системных изменений очень быстро выходят на прежний уровень. Равно как и в случае со "стеклянным Офисом президента". Если не устранить причину функционирования рентной, коррупционной и сырьевой экономики, бородавка коррупции вырастет и на новом месте. Возможно, по примеру Грузии Украина со временем ограничится лишь созданием нового правительственного квартала, вдали от оживленных магистралей, с планировкой по принципу открытого делового пространства и прозрачной социальной среды.

Но пока мы не сделали ни первое, ни второе, ограничившись обычной стеклянной витриной, которая, как и "стеклянный мост" Кличко, имеет очень ограниченные "потребительские" свойства: посмотреть можно, а попрыгать – только если ты "брат". Но для получения 40% поддержки на выборах этого вполне хватит.

Алексей КУЩ, экономист