27-08-2019

Экономист: Не стоит завидовать следующему правительству

В конце июля и в августе сего года произошло несколько знаковых событий на мировых финансовых рынках, которые могут существенно изменить тренд мирового развития на ближайшие годы.

Одна из ключевых новаций: к торговым войнам добавились и валютные. В свое время политика дешевого доллара и синхронное ослабление валют стран – торговых конкурентов США стали краеугольным камнем "рейганомики". "Трампономика" основывается примерно на том же фундаменте.

Министерство США уже разработало механизм курсовых атак на страны-плохиши. Выделено три критерия: 1) центральный банк того или иного государства проводит постоянные валютные интервенции с целью занизить курс национальной валюты; 2) должен быть долгосрочный торговый профицит; 3) страна занимает значительный удельный вес во внешней торговле США. Китай идеально подходит для всех трех критериев, и как только тамошний центральный банк решил девальвировать юань, чтобы компенсировать местным экспортерам потери от американских санкций, это вызвало настоящую "твиттер-бурю" со стороны американского президента, который пообещал ввести дополнительные пошлины на китайские товары в размере 10%.

Как следствие, фондовые индексы США в начале августа существенно просели, причем падали как текущие котировки, так и индексные фьючерсы. S&P 500 упал на 3% за день, повторив антирекорд декабря прошлого года, когда эксперты заговорили о реинкарнации мирового кризиса.

Суммарная потеря капитализации рыночных компаний составила 766 млрд долл. Падение индексов имело продолжение на протяжении нескольких сессий подряд, в результате чего августовский минимальный экстремум отклонился от июльского максимума на 6%. Наибольшее падение было зафиксировано в сегменте высокотехнологичных компаний, тесно завязанных на китайский рынок: акции Apple Inc. снизились на 5,2%.

Девальвация юаня повторила рекорд 11-летней давности, в результате чего обвалились и азиатские индексы. Уровень инфляции в Поднебесной составил 2,8%, хотя наиболее негативные прогнозы говорили о 2,7%.

Стоит отметить, что все это происходило на фоне глобального разворота монетарной политики ФРС США: впервые за последние годы федрезерв перешел к тактике снижения базовых ставок, уменьшив их до диапазона 2-2,25%. Эксперты тут же вспомнили, что слом тенденции с повышения к понижению ставок ФРС очень часто происходил накануне новой рецессии: так было в 1990, 2000 и 2008 годах.

Ситуация на глобальных рынках важна для нас в контексте перспектив развития сырьевого экспорта. Замедление мировой экономики чревато для сырьевых стран ценовыми шоками, когда показатели их продаж на внешних рынках существенно снижаются. Это касается нефти, природного газа, железной руды и металла. Для нас важно, чтобы ценовая динамика по металлу и ЖРС более выгодно отличалась от аналогичных показателей стоимости энергоресурсов. Сейчас мы стоим на пороге нового ценового шока. Цены на железную руду нырнули ниже ста долларов, а котировки на американском Steel Index ушли за отметку в тысячу, хотя еще весной котировались на уровне 1200.

В предыдущих статьях мы уже писали о таком явлении как инверсия казначейских облигаций США, когда доходность долгосрочных "трежерис" становится ниже краткосрочных, хотя исходя из стоимости фактора времени, все должно быть ровным счетом наоборот. В августе произошел настоящий парад планет: целый набор "коротких" облигаций показывал уровень доходности выше, чем целая палитра "длинных".

К примеру, десятилетние казначейские обязательства показали доходность 1,623%, а двухлетние – 1,634%. Соотношение "дюраций" длительностью 10 лет и 2 года является эталонным для рынка, особенно в контексте предсказания ближайшей экономической рецессии, которая наступает в течение от 300 дней до 22 месяцев с даты первой инверсии. Семь из девяти послевоенных рецессий в США были предсказаны подобным образом. Уолл-стрит еще больше погрузился в пессимизм после падения доходности 30-летних облигаций США – до уровня 2,02%, что стало своеобразным минимальным экстремумом.

На фоне погружения ключевых мировых игроков в пучину нулевой и отрицательной доходности (Япония, Швейцария, ЕС), свое движение "к нулю" начали и США, хотя там запас для снижения ключевой ставки еще вполне достаточный: ФРС понизила целевой диапазон ставки по федеральным фондам до уровня 2-2,25%. Снижение базовой ставки ФРС свидетельствует, кроме прочего, и о приближении рецессии. Федрезерв всегда начинал сокращение ставок с исторических максимальных экстремумов в преддверии нового кризиса. Так было в 1990-м году (восьмимесячная рецессия вследствие переоценки рынка акций и кризиса доходности инвестиций), так было в 2000-м году (кризис дот-комов и рецессия в 8 месяцев), а также во время глобального кризиса 2008-го. Поражает, насколько сократилось пространство для монетарного маневра ключевого мирового регулятора: в 1990-м году базовые ставки находились на уровне 8%, в 2000-м – 6,5%, в 2007-м – 5,25%. Сейчас снижение ставок федрезерва стартует с 2,5%. И это еще не плохо, так как японский и европейский центробанки уже достигли кто отрицательных величин, кто нуля, и дальнейший маневр практически невозможен, а значит, нет и выхода из "вечной рецессии" и дефляционной ловушки".

В Украине также началось снижение учетной ставки НБУ, правда, происходит оно по "чайной ложке" (на 0,5% за раз), и снижается ставка с такой монетарной "Джомолунгмы", что для ее выхода на уровень, адекватный инфляции и потребностям экономики (10-12%), потребуется провести еще не одно заседание Комитета НБУ по монетарной политике и потратить на это не менее года. Соотношение учетной ставки НБУ и уровня потребительской инфляции – это своеобразная экономическая антиутопия, в которой Нацбанк выполняет роль "змия", удушающего Лаокоона и его сыновей, в роли которых выступает реальный сектор экономики, напрочь лишенный кредитного плеча.

Потребительская инфляция в Украине сейчас находится на уровне 9,1%, а учетная ставка – 17% (после двух недавних снижений по 0,5%). Для сравнения: в Польше базовая ставка составляет 1,5%, в Венгрии – 0,9%, в Израиле – 0,25%. И даже в постсоветских странах, таких как Казахстан, РФ, Беларусь, Грузия, Молдова, ключевые ставки центральных банков находятся на уровне от 4% до 7,7%, что в разы меньше, нежели у нас. Кто в таких условиях выиграет конкурентную борьбу, польский предприниматель или украинский, и у кого останется больше возможностей для обеспечения адекватной заработной платы персоналу – вопрос риторический.

В этом контексте становятся понятны те процессы, которые протекают в стенах новоизбранного парламента. И речь идет не о посадке депутатов (в прямом смысле, без скрытых коннотаций), когда фракция "Зе" расположилась "тевтонской свиньей" перед трибуной, отправив "засадный оппозиционный полк" на галерку, а о совершенно неожиданном "финте ушами" в процессе формирования нового правительства.

В списке соискателей на высшие должности все чаще появляются либо уже замусоленные кадровые карты, либо персоналии с такой социальной токсичностью (вроде Коболева и Рашкована), что даже сам факт рассмотрения их кандидатур возможен лишь под сильной дозой "обезболивающего". Руководитель президентской фракции Давид Арахамия заговорил о правительстве технократов, что сразу же вызвало в памяти ассоциацию с Кабмином "камикадзе" Яценюка, тем более, что, ба, знакомые все лица так и лезут из всех щелей прошлого, и их не пугает даже свет журналистских софитов.

Еще вчера полуоппозиция, страстно желающая стать недовластью, наперебой рекламировала своих засланных "казачков" в качестве министров, а сейчас скромно жмется за колонами в зале возле "щучьих голов". При этом фракция "Слуги", которая на волне мегауспеха даже не рассматривала возможные коалиционные пасьянсы, почему-то вдруг загорелась желанием получить кадровые предложения от других политических сил. Казалось, вот он шанс для них дорваться к бюджетной "поилке", а нет. В коридорах власти вдруг стало пусто, как после 18:00 в советском проектном институте. "Идите лесом", - подытожил Арахамия, высказывая искреннее сожаление, что в полку "технократов убыло".

Откуда же возникли "технократическая грусть" и жгучее желание разбавить уровень политической ответственности. Да оттуда же, откуда и желание "оппозиции" этот уровень для новой власти сохранить. Холодные финансовые ветра подули над Атлантикой. Уже скоро высокий уровень электоральной поддержки конвертируется в такой же запредельный уровень политической ответственности. А в курсе молодого бойца в Трускавце этому не учили.

Пропрезидентская фракция обещает очень быстро принимать нужные законы. Быстро – это не всегда "правильно и эффективно", точно так же, как "технократ" в Украине, скорее, будет от корня "красть". Правительство технократов – это такой удобный политический "продакшн" для электората, который можно выгодно продать населению накануне и во время очередного кризиса. А что, в 2014-м "пипл схавал"…

Когда "Титаник" торжественно выходил в первое плаванье из Саутгемптона, у его успеха было много "родителей" и сопричастных, которые торжественно пили шампанское на причале. Но их число заметно поубавилось после первой же встречи любимого детища с айсбергом.

Скорее всего, новой власти придется выпить до дна чистый абсент политической ответственности с экстрактом горькой полыни. И "собутыльников" в ближайший год у них не будет, ведь в нашем политикуме "после первой не закусывают".  

Алексей Кущ, экономист