14-02-2019

Экономист: Не умеете торговать с Евросоюзом? Поучитесь у Камбоджи и Бангладеш

Камбоджа – это Европа. Примерно такой слоган напрашивается при анализе структуры внешней торговли этой далекой "индокитайской" страны.

Одно из самых опасных заблуждений – это примерять на целые страны, а точнее, на их экономики, этические комплексы отдельно взятого человека.

В социуме быть бедным – это плохо. В мировом ранжире стран - тоже. Вот только паперть для обычного человека – это, как правило, путь по социальной лестнице вниз, а в мировой экономике – зачастую наверх. Уметь быть бедным – такое же искусство в глобальном мире, как и возможность быть сильным.

Главное, чтобы и в первом, и во втором случае данный статус не был самоцелью, а лишь средством для достижения совершенно иных горизонтов. Таким "горизонтом" в современном мире является уровень жизни граждан той или иной страны. Именно в благосостояние нации американцы конвертируют своё величие и мировое доминирование.

В него же "отливают" свою "бедность" развивающиеся страны Азии. Абсурдно быть "великим", когда твоя страна живёт в нищете. Доказано тоталитарными режимами XX века.

Также бессмысленно надувать щеки и казаться богатым, когда обогнать соседей по темпам экономического развития никак не получится (стыдно с голым задом бежать впереди, лучше уж как-нибудь в хвосте).

В Украине же реализовывается самая неудобная для достижения нового качества жизни модель развития – бедность стала инструментом внутренней политики, получившей название "зубожиння".

Зато на международных форумах чиновники презентуют нашу страну с помощью оптимистических видеороликов, на которых успешно взлетает "Мрия", собранная за царя-гороха, и преодолевают силу земного тяготения ракеты, уже давно ставшие, скорее, легендой, чем реальностью.

Пользы от такого "надувательства" – как от раздувания рапухи: инвесторы легко впадают в когнитивный диссонанс, будучи не в состоянии связать технологические успехи прошлого и ужасающее качество предпринимательской среды настоящего. Поэтому Украине в лучшем случае удаётся выпрашивать либо гранты, либо кредиты.

Недостаток первых – они маленькие (в масштабах потребностей экономики), а вторых – их придётся отдавать, да к тому же с процентами.

На самом деле опыт таких стран, как Камбоджа, показывает, что на этапе структурной перестройки экономики главное – это просить торговые преференции, а не постоянно клянчить деньги. Условно говоря, нужно получить "удочку", а не рыбу в кредит. Ведь рыбу всё равно "съедят", причём растащат даже скелет, а удочка принесёт пользу и будущему поколению украинцев. 

Для наиболее развитых стран мира Евросоюз запустил программу EBA (Everything But Arms), или "всё, кроме оружия". Её суть заключается в том, что страны, входящие в список (часть Азии и Африки), могут беспошлинно поставлять на европейский рынок широкий спектр товаров, по которым устанавливается так называемый толерантный принцип.

Для сравнения: Украина, которая заключила с ЕС договор о создании зоны свободной торговли, может беспошлинно поставлять некоторые виды своих товаров в рамках специальных квот, которые очень быстро "выбираются" нашими экспортёрами той же курятины. Всё, что выше квоты, подлежит обложению установленными пошлинами.

Кроме того, Украина должна выдерживать так называемый уровень локализации. Условно говоря, нельзя продавать на рынке ЕС товар, полностью собранный из китайских комплектующих. Значительная часть "начинки" должна быть местного происхождения.

Лишь в рамках соглашения Пан-Евро-Мед, допускается так называемая горизонтальная/перекрестная кумуляция для стран, входящих в периферийную торговую зону с ЕС, когда рубашка, сшитая в Украине из египетской ткани, будет считаться в Европе как товар, выпущенный с соблюдением местной локализации.

Зато для стран, входящих в программу ЕВА, всех этих сложностей практически нет. Принцип локализации, равно как и квотирование товарных поставок, допускается лишь в том случае, когда экспорт из бедных стран в Европу уж слишком "зашкаливает" и приносит европейским компаниям серьёзные убытки.

Например, такие защитные меры в 2019 году были введены против риса из Камбоджи и Мьянмы, так как низкие цены на товар из этих стран привели к снижению доли европейских производителей с 61% до 29%.

Тем не менее экономический стимулирующий рычаг ЕВА действует на развивающиеся страны намного эффективнее, чем формат зоны свободной торговли. За время действия режима ЕВА Европа стала основным торговым партнером Камбоджи.

На долю европейского рынка приходится 40% камбоджийского экспорта.

Товарооборот между этой страной и ЕС достиг 5,86 млрд евро в год, причём экспорт товаров из Камбоджи в Европу составляет 5,7 млрд, а импорт европейских товаров в обратном направлении - всего 0,16 млрд евро. Камбоджа имеет с ЕС позитивное торговое сальдо на уровне почти 97% товарооборота!

А теперь сравним эти данным с показателями Украины: в 2018 году доля европейского рынка в структуре нашего экспорта составила 37,6% (данные НБУ), экспорт – 16,3 млрд долл., импорт – 20.6, отрицательное торговое сальдо для нашей страны – "минус" 4,3 млрд долл.

Маленькая Камбоджа с незначительным экономическим и даже сырьевым потенциалом сумела поставить на европейский рынок товаров на 5,7 млрд евро, или 6,5 млрд долл., в то время как весь экономический потенциал нашей страны сумел "сгенерить" лишь 16 млрд. Заметим, что население Камбоджи составляет 14 млн человек.

Примерно такая же схема торговых взаимоотношений есть у этой страны и с США, куда уходит ещё до 50% местного экспорта. В основном это продукция лёгкой промышленности (одежда и обувь). Ещё есть рис, каучук, рыба, табак, продукция лесопереработки. Но 85% экспорта – именно легпром, то есть товары с высоким уровнем добавочной стоимости.

В то время как США применяют пошлины на наш металл в размере 25%, камбоджийцы беспошлинно поставляют в Штаты штаны и мокасины…

Может быть, мы действительно намного богаче и нам не нужны торговые преференции? ВВП Камбоджи за последние пять лет вырос с 0,9 тыс. долл. на душу населения до 1,4. В рейтинге 2018 года эта страна по уровню ВВП занимает 153-е место в мире.

Украина – 132-е с уровнем подушевого валового продукта 2,4 тыс. Как видим, разница не столь уж "критическая".

На первом месте в группе стран программы ЕВА – Бангладеш, который продал на рынке ЕС товаров на сумму 15,6 млрд евро. Благодаря европейскому рынку, эта страна смогла по итогам последних лет войти в группу "возможных индустриальных стран".

Украины, к сожалению, в этой группе нет, равно как и в других сегментах мирового табеля о рангах: среди "новых", "новейших" и "перспективных" индустриальных стран.

Суммарно на долю Бангладеш и Камбоджи приходится 84% товарных поставок в рамках льготной программы доступа на рынок ЕС. Это говорит о том, что и прямыми преференциями нужно уметь эффективно пользоваться.

Украина имела прекрасный шанс получить такой же льготный доступ на европейский рынок в 2014-2015 гг. Теперь для активации столь прибыльного торгового режима нам придётся "ждать" нового экономического кризиса. Единственное, что "утешает", - ждать придётся недолго.

Вот только у нас так и не появились политики, которые умеют правильно просить за свою страну в Брюсселе и Вашингтоне. Может, это оттого, что при власти до сих пор те, кто просит "за себя"? Миллионеры во властных кабинетах инстинктивно не могут чувствовать себя бедными.

В отличие от большей части народа. Но, к сожалению, именно по их "фейсу", "прикиду" и автопарку и судят иностранцы о нашей стране. Да, это не бангладешские политики в дешёвых куртах. Таким торговые преференции для бедных точно не дадут.

Алексей КУЩ, экономист