16-08-2018

Эксперт: Ситуация для Украины сегодня достаточно сложная

Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings отмечает высокую зависимость кредитоспособности Украины от поддержки МВФ.

Ситуация для Украины сегодня достаточно сложная. Ведь нельзя сказать, что Украина напрямую зависит от МВФ, Украина зависит от самой себя, пишет в своём блоге на сайте From-UA экономический эксперт, исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Но в то же время, в состоянии ли она, с одной стороны, привлечь на себя финансовые потоки, и с другой стороны — могла ли она для себя обеспечить более высокие темпы экономического роста по сравнению с теми, которые она сейчас показывает? Ответ на оба эти вопроса – отрицательные, а это означает, что у Украины могут возникнуть серьёзные проблемы.

По первому вопросу, идеально было бы, если бы Украина получала финансовые потоки не в виде кредитного ресурса, а в виде инвестиционного. И вот этот инвестиционный ресурс должен был бы ответить позитивно на второй вопрос — обеспечивать более высокие темпы экономического роста для страны, которая является самой бедной страной в Европе.

Но для того, чтобы обеспечить большие объёмы инвестиций в страну, надо было качественно изменить инвестиционный климат, и на то было время. Начиная с 2014 года можно было активно этим заниматься для того, чтобы довести инвестиционный поток до тех исторических максимумов, которые были в новейшей экономической истории Украины.

А новейшая экономическая история Украины была два года, когда страна получала около 10 миллиардов долларов притока прямых иностранных инвестиций. По факту, и в этом и в прошлом году мы получим в четыре раза меньше того исторического годового максимума, который у нас был. В этом году приток иностранных инвестиций будет колебаться в пределах от 2-х до 3-х миллиардов долларов, а в прошлом году он составил два с половиной.

Определенно этого недостаточно, чтобы изменить модель нашего роста, и для того, чтобы обеспечить высокие темпы экономического роста, которые нужны стране, находящейся в Европе и являющейся самой бедной, причем в которой – колоссальный уровень трудовой миграции. Но это была бы производной от качества инвестиционного климата, а которое можно было бы изменить, если бы страна не говорила о реформах, а реально делала их.

Ведь реформы — это не увеличение тарифов на газ. Реформы — это что-то более глобальное. Это позитивные изменения в судебной системе, что было бы реальным прогрессом в нашем рейтинге по уровню коррупции, например, чтобы мы оказались на 50-м месте, как Румыния, или на 70-м, как Болгария, а не на 130 месте, как сейчас.

То есть нужны качественные подвижки, которые бы изменили качество инвестклимата. Мы должны были за несколько лет выйти на траекторию устойчивого экономического роста именно благодаря инвестициям, где были бы защищены права собственности, где была бы качественная судебная система, где была бы развита конкуренция, а монополия бы уничтожалась. Но этого не произошло, поэтому инвестиции не заходят.

Единственно, на что может рассчитывать страна, на кредитный ресурс. Кредитный ресурс в стране, которая имеет крайне некачественный инвестиционный и кредитный рейтинги, даётся очень тяжело, и страна может полагаться на него только от международных финансовых институций. Все они работают во взаимосвязи между собой, и если нет программы сотрудничества с МВФ, то любая страна, и Украина тому не исключение, не получит кредитный ресурс ни от кого другого.

Поэтому в этом плане мы действительно очень сильно зависим от того, будет программа сотрудничества с МВФ или нет, зайдут деньги от МВФ или нет, потому что потребность в валюте в стране достаточно высока. И золотовалютные резервы, которые должны были бы быть, если бы программа сотрудничества с МВФ шла успешно, на конец этого года в районе более 30 млрд долл., по состоянию на сегодняшний момент находятся на уровне между 17 и 18 млрд долл., то есть фактически в два раза ниже, чем расчётная величина на конец этого года. Почему? Потому что, опять же, были серьёзные пробуксовки реформ, было больше разговоров, нежели чего-то другого.

Поэтому для того, чтобы выдерживать финансовую стабильность, страна должна сейчас заручиться поддержкой международных финансовых институций, которую с каждым годом, с каждым месяцем и с каждой неделей получать всё сложнее, потому что закономерно возникает вопрос, где же тут обещанный прогресс, о котором договаривались, подписывая программу, по которой Украина живёт в сотрудничестве с МВФ?

Поэтому МВФ нужен, прежде всего, как реакция на то, что что-то произошло, а поскольку ничего не произошло, то МВФ в данном случае выступает, скорее, как последняя инстанция, которая может перекредитовать Украину, в которой ЗВР находятся в пределах 17-18 млрд долларов вместо 30, и при этом у нас идут большие выплаты в следующем году.

А они идут не только по государственному сектору и по государственному долгу, но и большие выплаты по украинскому частному сектору, у которого находится свыше 50 млрд долларов внешних долгов. По ним надо тоже рассчитываться, и валюту частный сектор тоже где-то должен брать. И никакого другого места, как межбанковский рынок у него тоже не существует. Вот с этой точки зрения ситуация действительно критическая.