24-05-2019

Как в Украине «отмывают» деньги на жилье для военнослужащих

На днях в Киеве был задержан правоохранителями экс-руководитель Национальной гвардии Украины генерал-полковник Юрий Аллеров. Ему инкриминируется нанесение государству ущерба в размере более 80 млн грн.

Наряду со "свинарчукгейтом" это событие в очередной раз дало повод обществу оценить масштабы осуществляемого в Украине заработка на том, на чем в условиях войны зарабатывать нельзя, но во все времена и во всех странах это наиболее активно делали и будут делать.

Речь о "заработках" на армии и других правоохранительных структурах. И война лишь подхлестывает аппетиты, ведь финансовый поток, направляемый обществом на содержание военных, значительно увеличивается.

По той информации, что стала достоянием СМИ, схема, применённая высшими должностными лицами, была до боли проста и знакома. НГУ вначале договорилась с застройщиком о реализации строительного проекта в центре Киева (Печерск) и о получении в этом жилом комплексе части квартир.

Затем они были "обменяны" на квартиры в другом жилом комплексе - в "заднице мира" возле ст. м "Бориспольская". Разница в рыночной стоимости, которая образовалась в результате этой мены, была явно не в пользу государства. В прессе фигурируют две цифры: 5 млн долл. и 81 млн.

Какая из них более верная, установит суд, равно как и наличие вины фигурантов. Нас же больше интересует не сам указанный выше факт и персоналии, за ним стоящие, а непосредственно система, которая формировалась в Украине не годами, а десятилетиями.

Нынешняя система обеспечения военнослужащих жильем – это, по сути, гангренозный отросток старой советской модели, но с той лишь разницей, что тогда жилье все-таки со временем давали, а в Украине это, скорее, равносильно выигрышу в лотерею. Зато данный механизм позволял обогащаться генералам, особенно главным "по тылу". Но перейдём к самой системе "ниппель": входит, но ничего не выходит.

У каждого силового ведомства есть свой "портфель" земельных участков, которые можно предложить на выбор инвесторам. Ведь своих структур по возведению жилья ни в армии, ни в НГУ нет. Все эти участки были либо выделены из структуры бывших военных городков, складов и других выведенных из эксплуатации военных объектов, либо предоставлены местными органами власти для строительства жилья военнослужащим.

И здесь уже давно применяется так называемый паевой принцип: строительная компания возводит на участке силового ведомства жилье (как правило, по самым высоким рыночным стандартам, ведь это чисто коммерческий проект) и передает в пользу заказчика (армия, НГУ) некий процент уже готовых квартир.

И вот здесь начинается первая часть "марлезонского балета", когда на этапе определения "доли" закладывается первая "толика" коррупционной ренты, ведь всегда можно вместо 20% квартир получить от застройщика, например, 10%.

Если рыночная капитализация жилого комплекса на 50 тыс. кв. м составляет сегодня в Киеве минимум 50 млн долл., то 10% "отступных" составят ни много ни мало 5 млн. Хватит не только на пенсию генералам, но и на домик на берегу озера Гарда в Италии.

На банальном разворовывании армейского имущества сейчас уже стараются не палиться, есть более изощренные схемы, где застройщик принесёт всё сам, но не на блюдечке, а на счета личной компании где-нибудь на Британских Виргинских островах.  

Выделение жилья военнослужащим уже давно превратилось в Украине в удобный предвыборный мем, с одной стороны, и один из видов коррупционной ренты - с другой. Только применительно к армии и прочим подразделениям классическая коррупционная рента превращается в своего рода опричнину, когда "бояре-холопы-генералы" получают от "царя" своеобразные земли на "кормление".

Взамен они декларируют личную преданность и круговую поруку. Генерал, который получил служебную квартиру, затем приватизировал её, затем, но уже в другом городе, сделал то же самое, и так раз пять по кругу, становится членом коррупционной омерты, обеспечивая взаимное укрывательство для других участников схемы.

А что же обычные офицеры? Для них в лучшем случае приготовят к очередным выборам торжественное перерезание ленточки на "вторичном" пусковом доме, на заселении которого радостно сообщат о выделении 400 квартир, скромно умолчав о 40-тысячной очереди.

В 2019 году Кабмин планировал выделить из государственного бюджета на строительство жилья для Министерства обороны, Госпогранслужбы, НГУ, СБУ, ГУР, МО, Управления госохраны, СВР и администрации Госслужбы спецсвязи и защиты информации суммарно 1,679 млрд грн, то есть эквивалент 50 млн евро, которые в лучшем случае можно конвертировать в 70-80 тыс. кв. м жилья, что составляет в среднем немногим более тысячи квартир.

То есть даже выделяя на 13% больше средств, чем годом ранее, государство сможет рассчитаться с очередниками лишь за полвека. Но сейчас нет уверенности, что все эти квартиры пойдут по назначению.

Уже давно схема, при которой силовые структуры "столбят" в центре города земельные участки для строительства жилья, вызывала большие сомнения в контексте ее эффективности. Ведь все прекрасно понимают, что обычный "старлей" вряд ли получит квартиру на Печерске.

Кроме того, капитализация данных проектов как бы сама подталкивает к более правильному решению: отказаться от строительного бартера, продать за справедливую рыночную цену данные земельные участки и на эти деньги купить более дешевое жилье в пригородах, но намного больше.

Как показывает практика западных стран, существуют и более эффективные схемы обеспечения военнослужащих жильем.

Начнём с компенсации стоимости арендованного жилья: в США на эти цели выделяется до 1000 долл. в месяц, в Великобритании – до 500, в РФ – до 490. В Украине немного меньше, но здесь есть свои причины, в частности ограниченные возможности государственного бюджета.

Но во всех странах, входящих в НАТО, и даже в РФ, которая взяла за основу натовский стандарт решения жилищной проблемы, есть одно существенное отличие от Украины: у них нет очереди на выделение постоянного жилья, а лишь механизм по обеспечению военнослужащих временным жильем на время службы, включая и упомянутую выше денежную компенсацию.

То есть офицер не должен просить предоставить ему место в общежитии: государство просто выделяет ему деньги на аренду жилья, а он уже сам может выбрать подходящий для себя вариант и сэкономить часть средств или доплатить за комфорт.

Что касается постоянного жилья для военнослужащих, то и здесь мы отличаемся от большинства цивилизованных стран. В Украине жилье обещают после 20 лет службы, но именно что обещают.

В странах НАТО и РФ военнослужащие после окончания службы получают значительное выходное пособие, размер которого зависит от согласия или несогласия отказаться от повышенной пенсии. Можно взять деньги сразу, инвестировать их в открытие своего собственного дела или получить новую профессию, дополнительное образование и одновременно отказаться от примерно 50% пенсионных выплат. Или, наоборот, отказаться от значительный суммы разовых выплат и пользоваться повышенной пенсией всю жизнь.

Здесь также действует очень важный принцип: льготы или деньги. Но самое главное, в западных странах постоянное жильё военнослужащие покупают сами, но с использованием так называемой военной ипотеки. В РФ, которая взяла за образец западный стандарт, после трёх лет службы военнослужащий не платит проценты по ипотечному кредиту, а государство в течение всего срока службы погашает за него тело кредита.

Так возникает мотивация в долгосрочной и безупречной службе. Компенсация процентной ставки есть и в Турции (включая возмещение со стороны государства до 40% тела кредита), а также в других странах.

Эта модель, опирающаяся на свободный выбор, и является максимально эффективной, ведь военнослужащий сам выбирает, где ему купить жилье. Государству остается лишь компенсировать процентную ставку по кредиту, а в некоторых случаях и тело задолженности.

И больше никаких унитарных военных городков, а лишь покупка жилья с помощью военной ипотеки в том районе и населенному пункте, где захочет сам военнослужащий.

В данной модели и выходное пособие, и кредит на постоянное жилье являются ключевыми мотиваторами для построения личной воинской карьеры.

Ну, а в Украине до сих пор продолжают жить мыслями о военных городках, как месте обитания военных пенсионеров, и логикой бесконечной квартирной очереди. Ведь любая очередь подразумевает, что за ней кто-то присматривает.

А это так плодотворно влияет на кошельки "пузатых генералов", погрязших в коррупции и омерте взаимного укрывательства и круговой поруки.

Алексей КУЩ, экономист