06-11-2018

Когда ждать девальвацию гривны

По итогам октября 2018 года гривна ревальвировала на 0,1%. Валютные спекулянты в шоке, поскольку ждали девальвации.

Октябрь 2018-го оказался очень скучным на валютном рынке.

В начале октября курс доллара был на уровне 28,21 грн, в середине ревальвировал до уровня 27,91 грн, а потом опять вырос до 28,17 грн. Скучно. На украинском валютном рынке нет паники, и поэтому динамика валютного курса довольно прогнозируемая.

За октябрь 2018 года НБУ скупил на межбанке валюты на сумму 86 млн долл. При этом НБУ не проводил валютных интервенций, поскольку не было необходимости.

Но самое интересное другое. За октябрь 2018 года Минфин продал ОВГЗ номинированных в валюте на 725 млн долл, а в ОВГЗ номинированных в евро на 58 млн евро. Получается, что украинская власть без особых проблем смогла собрать на внутреннем валютном рынке необходимую валюту, чтобы погасить зарубежные внешние долги Украины и без кредитов МВФ. Браво.

Но это всё было, а что же будет? Данные текущего платёжного баланса показывают, что дефицит внешней торговли Украины растёт и уже достиг уровня минус $4 млрд, а по итогам года будет минус шесть миллиардов. А это значит, что нужно больше валюты, чтобы перекрывать дефицит. Тем более по мере приближение к концу года спрос на валюту со стороны импортёров растёт.

Поэтому в ноябре уже валютному рынку придётся труднее. Валюты нужно будет всё больше. Кроме, того большую часть внешних долгов правительство Украины в этом году уже отдало и осталось погасить немного, около $1 млрд. А это значит, что Минфин Украины и дальше будет продавать валютные ОВГЗ, чтобы заполучить валюту для погашения старых внешних долгов. Кроме того, бизнес тоже не будет сидеть сложа руки и стараться выплачивать проценты и дивиденды на свои оффшоры.

Приближается конец года, самое время для перевода денег в оффшоры. А где же брать валюту?

На текущий момент главный источник поступления валюты в Украину - это деньги гастарбайтеров. За 9 месяцев 2018 года украинские гастарабайтеры перевели в Украину $12 млрд. Это уже рекорд. Год назад было меньше - $7 млрд.

Во многом эти деньги и обеспечили стабильный курс гривны в октябре текущего года. Большая часть этой валюты меняется на гривну, и в результате в банковской системе есть валюта, чтобы покупать валютные ОВГЗ. Фактически сложилась такая взаимосвязь: гастарбайтеры перечисляют валюту в Украину, украинцы меняют валюту на гривну в банках, а банки за счёт этой валюты покупают валютные ОВГЗ Минфина, а Минфин за счёт валюты погашает внешний долги правительства Украины. Процесс запущен.

Что касается зарубежных инвестиций, то их как не было, так и нет. За весь 2018 год с большим трудом в Украину поступило зарубежных инвестиций на сумму около $2 млрд, и то их большая часть - это инвестиции из оффшоров наших олигархов. Где больше схематики, чем реальных инвестиций. Так что можно сколько угодно хвастаться ростом позиций Украины в рейтинге лёгкости ведения бизнеса в Украине, только непонятно, где же массовый приток инвестиций в результате роста рейтинга.

Есть вероятность, что девальвация гривны в ноябре не превысит отметку в 28,5 грн. Несмотря на спрос на валюту, приток валюты в Украину от гастарбайтеров только нарастает. Тут очень важно, чтобы НБУ своими действиями не спровоцировало обвал гривны, как это они сделали в июле-августе текущего года.

Валютный рынок Украины может и не самый простой и лёгкий, но он позволяет обеспечивать относительную стабильность, если не делать резких движений. Если НБУ будет вовремя проводить валютные интервенции, и не будет делать провокации на валютном рынке, то не будет и проблем. Украинцы склонны менять валюту на гривну, если нет резкой девальвации гривны. Но если курс гривны прыгает, то начинается валютная паника, и украинцы больше скупают валюты, чем продают.

И октябрь текущего года очень чётко показал, что это работает.

Как видите, и без кредитов МВФ курс гривны может быть относительно стабильным. У нас много говорят о кредите МВФ, при этом не хотят посмотреть на реальное состояние валютного рынка Украины.

Александр ОХРИМЕНКО, экономист