02-09-2019

Украина: Настало время вульгарного либертарианства

Страна получила нового премьера и правительство.

Ульяну заменили на Зоряну, и этот тот случай, когда можно сказать: "Те же киндерсюрпризы, вид сбоку". Маркарову заменили на Маркарову. И это наиболее важный социально-экономический маркер, в отличие от Авакова, который буквально заполнил все экспертные оценки, которые слились в единый хор о том, что "отличный кадровый состав, если бы не министр МВД".

Причем данное утверждение звучит как в стане "порохоботов", так и среди "гринофилов". Самое удивительное, что как раз Аваков вполне вписывается в концепцию новой власти. Во-первых, он несколько лет пребывал в скрытой, а затем и в почти открытой оппозиции к бывшему президенту Порошенко, а Зеленский пришел во власть как раз на волне общественного антагонизма к оному. Во-вторых, Аваков - крестный отец одной из проведенных реформ, и реформа полиции уж точно не хуже медицинской или пенсионной.

Нулевой результат вообще трудно сравнивать по шкале "больше-меньше". Таким образом, если бы не Аваков, то новый состав правительства вполне бы сошел за Кабмин Порошенко, который "нас услышал".

В ближайшее время нас ждет "апофигей" концепции вульгарного либертарианства. Почему вульгарного? Да потому, что к реальным концепциям свободной экономики, где государство выступает в роли "ночного сторожа", нынешний формат управления имеет такое же отношение, как Давид Арахамия к реально существующему где-то в англосаксонском мире Девиду Брауну.

Любимое занятие наших реформаторов – это брать красивые обертки устаревших западных концепций, оставленные на мусорке истории, и заворачивать в них такие "леденцы" для электората, что десна сводит. А все потому, что под видом либертарианства происходит обычная десоциализация государства и деиндустриализация экономики в пользу простых сырьевых циклов, контролируемых олигархами.

После глобального кризиса 2008 г. и локального 2014-2015 гг., они больше не хотят участвовать в финансировании социальных функций государства, ведь получаемые ими взамен коррупционные ренты уже не обеспечивают желаемый уровень рентабельности. Рентная, коррупционная экономика развивается по "потоковому" принципу: с нее нужно "сдаивать" не менее 10 млрд долларов в год. Сейчас это делать стало труднее. Именно поэтому задача правительства - с помощью бюджетного и налогового дирижизма обеспечить наполнение точек сбора коррупционных рент необходимым ресурсом.

В этих условиях снижение налогов, приватизация, дерегуляция и прочее, прочее будут конвертированы не в новые возможности для малого и среднего бизнеса, а также не в рост доходов населения, а в увеличение прибыли нескольких финансово-промышленных групп. В Украине зародилось новое экономическое течение – "олигархическое либертарианство", что-то похожее на польскую магнатерию времен Речи Посполитой в 17-м веке, когда большая часть Украины попросту была сдана в аренду.

Как работает правильное либертарианство, можно увидеть на примере Великобритании. В 80-х годах прошлого века там произошла массовая распродажа государственных активов. Если продавать дешево, как это предлагают делать сейчас в новой провластной команде, лишь бы сбросить нагрузку с государства в виде многочисленных госкомпаний, но при этом делать это честно, тогда необходимо проводить разгосударствление в пакете с законом, который устанавливал бы возможность государства получить дополнительную компенсацию в случае роста капитализации активов.

Данная модель была применена лейбористами правительства Тони Блэра в 1997 году. В 80-х годах прошлого века, правительство консерваторов Маргарет Тэтчер проповедовало идею тотальной приватизации государственных активов, в первую очередь энергетических, инфраструктурных объектов и коммунальных предприятий. Все эти активы были распроданы по дешевке, и в 90-х годах образовалась колоссальная разница между ценой, которую за них заплатили частные собственники, и рыночной капитализацией.

Таким образом, гигантский доход в размере более 100 млрд фунтов стерлингов был буквально "надут" воздухом. Правительство Тони Блэра разработало специальную методику налогообложения. Был рассчитан коэффициент: девятикратный P/E (отношение рыночной стоимости акции к годовой прибыли, начисленной на акцию). По этому коэффициенту были отобраны "надутые" бизнесы. Формула расчета налога заключалась в следующем: средняя прибыль за четыре года после приватизации, умноженная на девять лет и на ставку самого налога windfall tax (23%). Под "раздачу" попали компании в сфере телекоммуникаций, транспорта, энергетического комплекса, водоснабжения.

В основном это были, как сказали бы у нас – "облэнерго", "облгазы" и водоканалы.  В результате было привлечено в государственный бюджет 5 млрд фунтов стерлингов, которые были направлены на финансирование "Нового курса" правительства, программ социального обеспечения населения, в том числе связанных с созданием новых рабочих мест, на инвестиции государства в систему образования и науки. За счет инвестиций получил развитие промышленный учебный центр Learndirect, который готовит инженерные и рабочие кадры и осуществляет профессиональную переподготовку персонала.

Но у нас никто не ведет подобный дискурс: распродать хотят все, включая железную дорогу, хотя особо упоротые предлагают не останавливаться на этом и дойти до детских садиков, университетов и таможни. Политика мизантропов, когда рациональные и циничные факторы узкокорыстной выгоды ставятся выше человека. Яценюк, Гройсман, Гончарук, Маркарова, Яресько, Милованов, Абромавичюс, Шеремета – все их образы сливаются в единый портрет политика-мизантропа, холодно взирающего с властного Олимпа на лежащую у подножия топь, поглощающую все новые и новые порции неудержавшихся на социальном канате.

Ситуация запрограммирована: ведь стратегия вульгарного либертарианства в стране, где на 12 млн пенсионеров приходится 7 млн штатных работников, не может закончиться иначе.

Страна нуждается в премьере-визионере, который смог бы объединить западные рецепты успеха с доскональным знанием специфики украинской экономики, как когда-то японцы сумели трансформировать милитаристский кодекс Бусидо в создание новой корпоративной культуры. Любые механические переносы западных лекал на "украинскую фигуру" приведут лишь к тому, что старые "одежды" будут выброшены, а новые – "не налезут".

Речь нового премьера Алексея Гончарука в парламенте была, пожалуй, самой слабой за всю историю Украины. Нет, и раньше у нас не было особых Цицеронов, но в данном случае рекорд по отсутствию смыслов был многократно превзойден. Даже поверхностных тезисов о новой экономической модели развития страны, визии будущего мы не услышали. Ни слова о преодолении бедности, хотя уровень бедных был назван. Дежурное упоминание МВФ и обещание кредитов под 9%. Ни слова о том, как страна будет осуществлять обещанный экономический рывок с темпами роста ВВП 5-7%. Ни полслова о каналах привлечения инвестиций и точках роста экономики, механизмах ее капитализации. Ни четверть слова о том, как будут распределяться ренты с природных ресурсов, добавочная стоимость национального продукта. Как концентрация капитала трансформируется в медианное наполнение доходов населения. 

К сожалению, в правительстве мы так и не увидели политиков-филантропов, таких как доктор Комаровский, которые смогли бы сформировать человекоцентричную повестку реформ.

В этом плане показательна фигура министра финансов Оксаны Маркаровой, которая является маркерной для образного восприятия бюджетной и социальной политики прошлой власти и нынешней. И судя по всему, здесь можно поставить жирный знак равенства. Будет продолжаться наращивание пирамиды государственного долга с высокими ставками и короткими сроками.

И здесь наиболее смешно выглядит обещание президента Зеленского отделить бизнес от системы государственного управления: Маркарова будет и дальше руководить эмиссией ОВГЗ. А в это время "Аккордбанк", который принадлежит на 70,3% Данилу Волынцу, мужу Маркаровой, начиная с февраля 2018-го года нарастил свои вложения в ОВГЗ (за которые "отвечает" министр финансов) с нуля гривен до 232 млн, а размер общих активов - с 723 млн грн до 2,36 млрд, То есть более чем в три раза за полтора года.

Трудно припомнить столь стремительное развитие "небольшого" украинского банка. Напрашиваются аналогии из периода роста некоторых банков в 2010-2013. Неплохо у нас в стране налажены "перегородки" между властью и бизнесом, осуществляется контроль за наличием аффилированных связей и перетоком инсайдерской информации. И самое примечательное, что все это остается без изменений даже в формате власти "новых лиц"...

Нынешняя власть пообещала включить "пятую передачу": в условиях, когда страна едет со скоростью несколько километров в час, это чревато тем, что экономический двигатель попросту заглохнет. Хотя о таких тонкостях вряд ли знают политики, привыкшие ездить "на автомате".

Остается надеяться, что новые политические силы – это необходимая прививка обществу для преодоления опасных болезней "роста". Как показывает практика – для того, что научиться политически расти, нужно несколько раз хорошенько экономически упасть.

Алексей Кущ, экономист