15-11-2019

Земля, земля, к кому ты уплываешь?

На улицах Киева очередной температурный рекорд. В парламенте также рекорд – пробивание очередного смыслового "дна".

Ещё утром среды 13-го вся правящая коалиция расположилась у парламентской трибуны в виде тевтонской "моносвиньи". Подобное действо возникает всегда, когда депутаты предвкушают сладкий куш и не хотят никого подпускать к воображаемому корыту. А тому, кто рискнет, готовы с остервенением "базарного либертарианца" надавать по сопатке.

"Большой куш" на экранах Рады, смотрите только в ноябре. Речь шла о такой токсичной теме, как "открытие" рынка земли. Картина вырисовывалась прям по Высоцкому, с небольшими коррективами: "Вместо чтоб поесть, помыться, там это, уколоться и забыться, вся безумная больница у трибуны собралась".

Пламенную речь о пользе земельной реформы от имени президентской фракции толкнул "товарищ со следами изобилия на лице". Хотя "товарищи" и "господа" сейчас - кто в Лондоне, кто в Москве, стало быть, назовем его лучше: "слуга двух господ" или новоявленный "Труффальдино", который одновременно "слуга" как бы народа, но при этом и "лучших людей города".

Получилось истерично, тупо, но как всегда в последнее время – смешно. Переходя на пубертатный фальцет, выступающий от фракции "Слуги народа" ничтоже сумняшеся назвал противников "земельной реформы" потомками Берии, Ежова и даже самого Сталина. А распродажу украинских земель сравнил с окончательной декоммунизацией и гвоздём в стеклянную крышку гроба Ленина.

От такого поворота "исторической петли" Ильич наверняка сделал в мавзолее тройной тулуп. До сего дня декоммунизация проявлялась как во внешних эффектах в виде сноса зачастую безыскусных памятников, покрытых золотянкой, а на деле – в виде деиндустриализации экономики, когда промышленное сердце страны превращается в ржавую груду металлолома, а также в формате десоциализации функций государства. Последний аккорд декоммунизации – это, оказывается, "железное болеро" тотальной распродажи земли.

В этом плане правительство Гончарука было даже честнее депутатов. При составлении бюджета на 2020-й год инвестиции, которые планируется получить в ходе либерализации рынка земли, не были учтены в прогнозных бюджетных показателях, так как "носят разовый эффект", и их влияние на динамику ВВП и бюджетные доходы весьма условно. В таком случае, если у нас нет модели рынка земли, при которой инвестиции коррелируют с ростом доходов населения, в чем тогда весь цимес тотальной земельной распродажи? Кто заказчик этого аукциона неслыханной щедрости и космической глупости, особенно в преддверии мировой экономической рецессии, когда все базовые активы будут обесцениваться и продаваться с дисконтом.

Земля сельскохозяйственного назначения – это уникальный рентный вид бизнеса, когда работают одни, а доход получают другие. На данный момент более 17 млн га земли передано в аренду, в том числе порядка 6 млн га – в пользовании крупных аграрных корпораций. Более 6 млн пайщиков земли и примерно 1,5 млн наследников сегодня получают арендные платежи в среднем 1,5-2 тыс. грн за гектар. Суммарно это эквивалент одного миллиарда долларов в год, и эти деньги входят в структуру подушевого дохода и формируют не только внутренний платежеспособный спрос и финансовые накопления/инвестиции населения, но и являются стимулом экономического роста.

Почему открытие рынка земли выгодно нашим лендлордам? Сегодня они платят арендную плату в среднем 10-12% от нормативной денежной оценки земли. Западным финансовым спекулянтам достаточно и 5-6%, особенно учитывая, что вкладывать сейчас особо и некуда: западня отрицательных процентных ставок, государственные ценные бумаги развитых стран на уровне 0-1% или даже в минусе, финансовые пузыри вокруг, которые могут лопнуть в любой момент, тотальная переоценка базовых активов, на которых выстроены пирамиды производных финансовых инструментов.

Недооцененных активов не так то и много, и среди них – украинская земля. Актив, который нельзя назвать финансовым пузырём, который обрабатывался и приносил доход и в 90-е, и во время глобального кризиса 2008, и в период обвала экономики в 2014-2015. И этот актив и дальше будет приносить рентный доход.

Именно поэтому у каждой крупной аграрной корпорации сейчас есть свой финансовый "аватар" в виде западного пенсионного, инвестиционного или венчурного фонда, который очень хочет переключить эти рентные платежи на себя. И тогда земельная рента будет "выкачиваться" из нашего платежного баланса в пользу американских пенсионеров или китайских, арабских инвесторов. А вся страна превратится в один большой "зелёный" принтер для генерации рентных земельных доходов в пользу "инвесторов", то есть окончательно станет рентным полигоном для транснационального капитала. И президент в этой системе становится уже не гарантом прав и свод граждан, а "гидрантом" для выкачки рентных доходов в пользу финансовых спекулянтов.

Не трудно догадаться, что полученный разовый экономический эффект будет потрачен и проеден буквально в течение одного года. Большая часть уйдёт на погашение долгов перед теми же финансовыми спекулянтами, которые таким образом за наши же деньги купят и землю. Остальное – переварится в кишечном тракте политических элит и будет возвращено народу в виде продуктов жизнедеятельности, которые нельзя даже использовать в виде удобрения на проданных полях.

Собственники земли в лучшем случае купят новый холодильник, произведённый в Китае (будет у китайцев "ресурс" для инвестирования в наш "рынок" земли). А затем десятки лет работы "на дядю", когда десятки миллиардов долларов за 20-30 лет будут попросту выведены из страны в виде земельной ренты.

Удивительно, но никто из депутатов так и не предложил синхронизировать пенсионную реформу в Украине с запуском рынка земли, когда именно украинские негосударственные пенсионные фонды могли бы покупать украинскую землю, и выгодополучателями в этой системе были бы украинские пенсионеры, пенсии которых выплачивались бы за счёт полученной НПФ земельной ренты. Здесь есть и механизм защиты пенсионных фондов от банкротства, и механизм индексации финансового потока, то есть защита от инфляционных и девальвационных рисков, и долгосрочная стабильность и защищенность вложений.

Всего 5% отчислений в структуре нынешнего ЕСВ могли бы увеличить ресурсную базу негосударственных пенсионных фондов на 3 млрд долл. в эквиваленте ежегодно. Но наши депутаты и министры решили озаботиться пенсиями американских пенсионеров, а не отечественных.

Алексей Кущ, экономист