16-05-2017

Asia Times: Китайский Шёлковый путь принимает мировые масштабы

Новый «Шёлковый путь» Китая на данный момент – это единственный широкомасштабный многосторонний проект XXI века.

Ему нет аналогов на Западе.

Именно поэтому двухдневный Международный форум «Один пояс, один путь», который начинается в это воскресенье в Пекине, преподносится как переломное событие в глобальной экономике. Видимо, на данном этапе инициатива, как отметил в Давосе президент Китая Си Цзиньпин, перейдёт в стадию «всеохватывающей глобализации».

Языковой барьер до сих пор мешает популяризации на Западе великих идей Китая, которые стоят за столь масштабным планом. Изначально трансазиатский торговый путь назывался «Один пояс, один путь» (OBOR), что представляет собой кальку с китайского языка. Теперь проект именуется Инициативой пояса и пути (BRI), но всё ещё непопулярен на Западе, несмотря на все старания Китая.

Идея о Новом шёлковом пути возникла в Министерстве экономики и стала естественным продолжением кампании по ориентированию на Запад, которая была запущена в 1999 году и фокусировалась на развитии западной провинции Синьцзян. Теперь в Министерстве экономики настаивают на том, что «Один пояс, один путь» – это глобальный план, не связанный с одним только президентством Си Цзиньпина.

Саммит стремится стать примером того, как амбициозная торговая концепция превращается в многосторонний и для всех выгодный подход, объединяющий Евразию.

Ситуацию проясняют заявления некоторых ведущих аналитиков Китая. Президент независимого Центра Китая и глобализации Ван Хаи говорит, что это «новая движущая сила глобализации».

Профессор Института международных исследований Университета Фудань, расположенного в Шанхае, Шен Дигли настаивает на «взаимосвязанной инициативе глобального масштаба».

Ван Ивэй из Центра по изучению Европы Китайского народного университета приравнивает значимость события к созданию Евросоюза.

Шин Инхон из Центра по изучению Америки Китайского народного университета отмечает, что концепция «Один пояс, один путь» не сработала бы, будь она лишь геополитической авантюрой.

Геополитика как геоэкономика

Концепция будет способствовать росту экономики в странах от Бангладеш до Египта, от Мьянмы до Таджикистана, при этом далеко идущие планы в области экономики, свободной торговли и инвестирования откроют рынок для китайских технологий и товаров. И это для Китая станет бесценным геополитическим достижением.

Одновременно с созданием глобальной сети, в которой будет задействовано 65 стран, 60% мирового населения и треть глобальной производственной продукции, Китай перенесёт дополнительный капитал Центральной Азии на Средний Восток. Также за Китаем будет закреплён статус лидера развивающегося мира, что позволит стране возродить Движение неприсоединения, в котором примут участие 120 стран.

Представители более чем сотни государств сойдутся в Пекине, и большинство из них входят в Движение неприсоединения. Конечно, здесь будет Владимир Путин, представляющий стратегическое партнёрство России и Китая (БРИКС, ШОС), которое затрагивает всё: от энергетических до инфраструктурных проектов (среди них и проект высокоскоростной транссибирской железной дороги). Но, что важно, также будут здесь премьер-министр Пакистана Наваз Шариф и президент Турции Реджеп Эрдоган – лидеры двух ключевых хабов «Одного пояса, одного пути».

На Западе ещё не все осознали, к чему идёт дело. Многие западные СМИ с удовольствием преподносят концепцию как конспирологический заговор,  «схему» или попытку Китая «окружить» Евразию. Лишь один из лидеров стран Большой семёрки посетит Пекин – это премьер-министр Италии Паоло Джентилони, который усмотрел сходство между итальянской программой «Индустрия 4.0» и китайской производственной инициативой «Сделано в Китае-2025».

Ангела Меркель, может, и отклонила приглашение, но это в действительности мало что значит, так как промышленники Германии заинтересованы в концепции «Один пояс, один путь».

После встречи Трампа и Си в Мар-а-Лаго Администрация Трампа начинает включаться в действие. Американскую делегацию возглавит помощник президента и руководитель сектора Восточной Азии в Совете национальной безопасности Мэтт Поттингер.

А Индия? Китайско-пакистанский экономический коридор, на который выделено 62 миллиарда долларов, является одним из ключевых аспектов концепции, о нём с энтузиазмом отзываются в Пакистане, он частично проходит через Кашмир. Индия была бы заинтересована в дипломатической, а не в торговой выгоде, но в действительности администрация Нарендры Моди, обвиняющая Китай в попытках «подорвать суверенитет других стран», одержима идеей о том, что цель Китая – установить контроль над Индийским океаном. Поэтому представителей Индии в Пекине не будет.

С юанем по пути

С концепцией Нового шёлкового пути связано огромное количество цифр. Никто точно не знает, какова сумма уже подписанных соглашений в рамках наземного и морского торговых путей, но называется сумма в 300 миллиардов долларов. Большинство этих проектов будет развиваться в следующем десятилетии.

Рейтинговое агентство Fitch оценивает вложения в запланированные или уже осуществляемые проекты в 900 миллиардов долларов. Распространено мнение о том, что на развитие концепции к 2022 году будет потрачено 5 триллионов долларов. Специалисты Азиатского банка развития считают, что к 2030 году в инфраструктурные проекты будут вложены невероятные 26 триллионов долларов.

Основанный в конце 2014 года Фонд Шёлкового пути на данный момент рассчитывает лишь на 40 миллиардов долларов – эту сумму составляют валютные резервы и вклады Государственного банка развития Китая и Эксим банка Китая. На данный момент он инвестировал 6 миллиардов долларов в 15 проектов и 2 миллиарда долларов в проекты Казахстана.

Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, в создании которого приняли участие 70 стран, включился в работу в январе 2016 года, обладая капиталом в 100 миллиардов долларов, и в прошлом году израсходовал менее 2 миллиардов долларов.

Новый банк развития БРИКС получил от китайских специалистов кредитный рейтинг AAA и вскоре должен вступить в проект.

Китай с 2015 года сотрудничает с Европейским банком реконструкции и развития, который стал европейской финансовой опорой «Одного пояса, одного пути». Также он связан с с фондами, расположенными в Люксембурге и в латвийской Риге.

Поэтому главной проблемой для концепции остаётся низкозатратное финансирование глобального фондового рынка. Это станет основной темой для обсуждения на саммите. Глава Народного банка Китая Чжоу Сяочуань уже установил правила, «правительства» (среди которых и правительство Китая) просто не могут оплатить всё то, что необходимо концепции «Одного пояса, одного пути».

Поэтому каждый в отдельности будет вынужден обратиться к фондовому рынку, установить собственные связанные с концепцией финансовые механизмы и, что особенно важно, вести бизнес в местных валютах. В большинстве случаев это будет валюта Китая. Поэтому для странствий по Новому шёлковому пути следует запастись юанями.

Asia Times, (Гонконг)

Перевод: MixedNews