19-07-2018

Der Tagesspiegel: Nord Stream 2: что осталось для Украины

Длительный спор вокруг трубопровода «Северный поток — 2» приобрел мировую политическую проекцию.

Но министр экономики Германии Петер Альтмайер настроен оптимистично. Он считает возможным достижение единой позиции России, Украины и ЕС.

Об этом политик ХДС заявил в Берлине, где во вторник начались переговоры по «Северному потоку — 2». В первом раунде должны быть зафиксированы спорные моменты и определен план переговоров. Время поджимает, поскольку трубопровод должен быть введен в эксплуатацию уже в конце 2019 года, тогда заканчиваются и российско-украинские договоры по транзиту.

Исходные позиции сторон практически несовместимы. Украинский государственный концерн «Нафтогаз» озвучил свои позиции в понедельник — он готов снизить тарифы на 20%, если «Газпром» гарантирует объём ежегодного транзита в 141 миллиард кубометров. Это примерно соответствует уровню 1998 года, когда Украина была практически монополистом транзита российского газа на Запад.

Такой объём сегодня возможен только в том случае, если «Газпром» откажется от экспортной монополии, и газ из Центральной Азии будет идти напрямую по российской трубе на Запад. Кажется маловероятным, что «Газпром» откроет своему центральноазиатскому конкуренту такой доступ к рынку.

Обоюдные иски

«Газпром» подсчитал, что расходы на «транзит» через Балтийское море примерно на треть ниже предложения Украины.

Киев пытается оказать давление на Россию при помощи юридических средств — и пока преуспевает в этом. «Нафтогаз» подал на «Газпром» иск в Стокгольмский арбитраж, специализирующийся на экономических спорах. Речь идет о компенсации за нарушение условий договора. Российский концерн ответил встречным иском.

Стокгольм, между тем, вынес решение как в пользу, так и против «Газпрома». Промежуточный итог — российский концерн должен выплатить украинским партнёрам порядка двух миллиардов долларов. Для взыскания этой суммы недавно был наложен арест на активы «Газпрома» в Украине.

Насколько серьёзно Россия воспринимает этот судебный спор, стало понятно в ходе встречи Владимира Путина с Дональдом Трампом. Там российский президент заявил, что новое газовое соглашение с Украиной возможно, «если оба экономических субъекта урегулируют свой спор в Стокгольмском арбитраже».

То, что «Газпром» и «Нафтогаз» в ближайшее время придут к соглашению, скорее, маловероятно. Тем большее значение имеют переговоры, которые сейчас начались в Берлине с участием ЕС и Германии.

Последнее препятствие

У Германии есть экономические интересы, которые совпадают с российской позицией. Однако однозначная солидарность с «Газпромом» привела бы к политическим разногласиям не только с Украиной, но также с Польшей и балтийскими странами.

Есть и последнее техническое препятствие. Дания пока не дала согласия на прокладку трубопровода через свои территориальные воды. Копенгаген планирует ещё раз провести в ЕС переговоры относительно «Северного потока — 2».

Украина все последние 30 лет постепенно теряла свою роль в транзите сибирского газа в Западную Европу. После распада СССР около 90% экспорта сырья из России шло через соседнюю страну.

После постройки трубопровода «Ямал-Европа» через Белоруссию и Польшу в 1999 году доля транзита Украины составляла 75%, а с вводом в эксплуатацию «Северного потока» (2011 год) — 50%.

С введением в строй «Северного потока — 2» и трубопровода через Турцию на долю украинского транзита придётся всего 10%. Но это означает, что условие правительства ФРГ будет всё же формально выполнено — транзит всё ещё будет существовать.

Frank Herold, Der Tagesspiegel, (Германия)

Перевод: ИноСМИ