27-11-2017

Геополитика: В Индийском океане разворачивается новая «холодная война»

В этой войне на одной стороне выступает неофициальный альянс, включающий США, Индию, Австралию и Японию, а на другой – Китай.

Хотя напряженность в океане ещё не достигла такого накала как в Южно-Китайском море, которое является предметом ожесточенных территориальных споров, несомненно, потенциал конфликта в этом стратегически важном регионе заметно растёт.

Более 60% морских перевозок нефти осуществляются через Индийский океан, в основном с нефтяных месторождений в странах Ближнего Востока в Китай, Японию и другие азиатские страны, импортирующие топливо. По тем же морским торговым путям перевозятся 70% всех контейнерных грузов между промышленно развитыми странами Азии и остальным миром.

В то время как морской трафик через Атлантику в последние годы несколько сократился, а интенсивность перевозок через Тихий океан держится в основном на неизменном уровне, объём торговли через Индийский океан стремительно нарастает. Обеспечение безопасности этого торгового и прочего мореплавания выдвигается в качестве обоснования проведения ежегодных широкомасштабных военно-морских учений под названием «Малабар» с участием Индии, Японии и Соединенных Штатов.

Впервые в современной истории Китай осуществляет в регионе Индийского океана собственные меры по защите своих торговых путей и поставок энергоносителей. Хотя на первый взгляд действия Пекина могут показаться вполне безобидными, они привели к тому, что Китай оказался на грани столкновения с США и их региональными союзниками, то есть фактически с новым неформальным антикитайским альянсом в регионе.

Стратегическая атмосфера накаляется. В порту Обок в Джибути, расположенном на Африканском роге в непосредственной близости от южных ворот в Красном море и Суэцкого канала, Китай создал свою первую зарубежную военную базу, якобы с целью борьбы против пиратства.

В то же время, этот китайский военный объект расположен рядом с важным объектом США, также действующим на территории Джибути. Что ещё более важно, китайская база расположена в непосредственной близости к другим более крупным американским базам в регионе, включая огромный комплекс на острове Диего-Гарсия, к югу от Эквадора в Индийском океане, а также военным объектам США в странах Персидского залива.

Индия, главный региональный соперник Китая, всегда считала Индийский океан своим «собственным озером», частью своей сферы влияния в Южной Азии. В этой связи Нью-Дели чрезвычайно обеспокоен растущей активностью Китая в этом регионе, тем более что представители служб безопасности неоднократно фиксировали перемещения китайских подводных лодок в непосредственной близости от Андаманских и Никобарских островов.

В 2001 году Индия создала новое Дальневосточное военно-морское командование FENC, расположенное на этих архипелагах для защиты своих интересов в регионе. Согласно сообщениям СМИ, план его создания был опубликован непосредственно после закрытой встречи в 1995 году между тогдашним премьер-министром Индии Нарасимхой Рао и президентом Соединенных Штатов Биллом Клинтоном. План получил своё завершение, когда Клинтон нанёс визит в Индию в 2000 году.

Как писал индийский журналист Судха Рамачандран в интернет-издании «Asia Times», «FENC будет располагать новейшими военно-морскими системами электронной войны, радиус действия которых может достигать Юго-Восточной Азии». FENC также является первой и единственной военной единицей индийских вооруженных сил, которая включает сухопутные войска, военно-морской флот и военно-воздушные силы, обладает двумя военно-морскими базами, 15 кораблями, четырьмя военно-воздушными базами и базами авиации ВМС, а также двумя армейскими бригадами.

Австралия, контролирующая стратегически расположенные территории, остров Рождества и Кокосовые острова, которые считаются её внешними территориями, в не меньшей степени обеспокоена недавним появлением Китая в Индийском океане. Австралийские средства радиоэлектронной разведки на Кокосовых островах внимательно следят за всеми передвижениями в этой акватории.

Если соперничество между мировыми сверхдержавами, Соединенными Штатами и Китаем, или обострение напряженности между Китаем и Индией, проявится в Индийском океане, Австралия окажется хорошо подготовленной к защите своих интересов, а также сможет помочь союзникам.

Кроме того, важным региональным игроком является и Франция, которая не участвует в совместных военно-морских учениях, но является партнёром Америки по Организации Североатлантического договора (НАТО). Будучи наименее значительной из региональных держав, из-за того, что она владеет лишь небольшими островами, разбросанными по всему огромному морскому региону, Франция в то же время располагает огромной исключительной экономической зоной в Индийском океане, площадь которой составляет 2,5 миллиона квадратных километров.

Помимо заморских департаментов Майотта и Реюнион, Франция контролирует огромную необитаемую группу островов Кергелен и близлежащий архипелаг Крозе, острова Иль-Сен-Поль и Иль-Амстердам, а также небольшие необитаемые острова вокруг Мадагаскара и к востоку от него.

Париж располагает станцией слежения за спутниками на территории архипелага Кергелен. Кроме того, около сотни «учёных» базируются на архипелаге Крозе и островах Сен-Поль и Амстердам. У французских вооруженных сил имеется также пехотный полк в Реюньоне, а кроме того на Майотте присутствует французский Иностранный легион, защищающий обширные региональные интересы Парижа, многие из которых уходят корнями в былую колониальную эпоху.

Новая широко пропагандируемая китайская инициатива «Один пояс, один путь» (ОПОП), провозглашенная в октябре 2013 года, целью которой является расширение инфраструктурных возможностей в регионе и развитие торговли, подчеркивает намерение Пекина добиться статуса мировой державы. Проект «экономического пояса Шёлкового Пути» получил своё название в честь древнего Шёлкового Пути, который некогда связывал Восток с Западом за счет торговых путей, пролегавших из Европы через Центральную Азию в Китай.

Впрочем, учитывая конфликты и нестабильность в некоторых странах, через территорию которых пролегает сухопутный маршрут, более важным из двух элементов инициативы, вероятно, должен стать «морской Шёлковый Путь» через Индийский океан.

С тех пор, как адмирал Чжень Хе, евнух-мусульманин из юго-западной китайской провинции Юньнань, в пятнадцатом веке пересёк со своим флотом Индийский океан, а затем исследовал и нанёс на карту этот регион с целью установить контроль империи над торговлей, завоевать авторитет у населяющих его народов, а также расширить данническую систему империи, Китай никогда не обладал присутствием в этом регионе.

Империя в конце концов рухнула из-за бесконечных внутренних войн, и в последующие века Китай даже с натяжкой не мог считаться морской державой. Республика, созданная в 1912 году, была сосредоточена главным образом на речной войне и не могла ничего противопоставить тогдашнему японскому императорскому флоту, который сыграл решающую роль в оккупации Токио китайских территорий в тридцатых и сороковых годах прошлого столетия.

До конца восьмидесятых годов военно-морской флот Китайской Народной Республики оставался береговым флотом. Другими словами, у него не было доступа к мировому океану, которым располагали Соединенные Штаты и другие морские державы. Лишь в девяностых годах, после распада Советского Союза и перехода к более агрессивной внешней политике, китайские лидеры оставили в прошлом споры о сухопутных границах и обратили свое внимание на океаны.

К этому моменту Китай превратился в крупную экономическую державу, которая нуждалась в мощных вооруженных силах, включая военно-морской флот, для защиты своих обширных торговых и иных интересов на море. Сегодня, как показывают китайские вылазки в Индийском океане, а также направленные против Китая совместные военно-морские учения, в регионе формируются потенциальные линии противостояния между великими державами.

Хотя ситуация на данный момент далека от открытой конфронтации, инициатива ОПОП и новый военный объект Китая в порту Обок угрожает нарушить спокойствие. И хотя Китай явно намерен сохранить свое присутствие в Индийском океане, формирующийся альянс, главной функцией которого является противодействие расширению китайского влияния, возможно, недолго будет оставаться неформальным и скрываться за совместными военно-морскими учениями без объявления какой-либо официальной геополитической цели.

Asia Times, (Гонконг)

Перевод: MixedNews