26-10-2018

Инфляция в Украине выходит из-под контроля

Нацбанк вновь сдвинул дату достижения целевого уровня инфляции в 5%.

Это возможно лишь через два года, хотя ещё недавно Нацбанк убеждал украинцев, что политика инфляционного таргетирования позволит им ощутить низкую инфляцию между выборами президента и парламента, пишет ИА «Финансовый клуб».

Эксперты считают, что факторов, из-за которых инфляция в следующем году может остаться высокой, слишком много, чтобы вновь строить радужные прогнозы.

Инфляция вышла из-под контроля

Нацбанк вновь признал нереалистичность своих прогнозов темпов роста цен и обнародовал новые их значения на 2018-2019 годы. И хотя в сентябре инфляция снизилась до 8,9% в годовом измерении, она все равно оказалась выше верхней границы целевого диапазона, установленного НБУ в размере 6,5% ± 2 п.п. на конец III квартала, и выше июльского прогноза в 8,3%.

«Учитывая ожидаемое повышение административно регулируемых цен, Национальный банк повысил прогноз инфляции на 2018 год с 8,9% до 10,1%», – заявил глава Нацбанка Яков Смолий. Несмотря на высокую инфляцию, НБУ временно приостановил ужесточение монетарной политики – учетная ставка замерла на уровне 18%.

Яков Смолий отметил, что подорожание газа для населения и ТКЭ на 23,5% с 1 ноября уже было учтено в предыдущем прогнозе. Министр социальной политики Андрей Рева сообщил, что непосредственно услуги теплоснабжения и горячая вода подорожают на 16%.

Фундаментальное инфляционное давление остается существенным, признали в НБУ. «На цены давит сохранение значительного внутреннего спроса и дальнейшее увеличение производственных затрат, в том числе на оплату труда, ослабление обменного курса гривны к доллару в июле-августе, которое отразилось на стоимости отдельных товаров, прежде всего импортируемых, а также стремительный рост мировых цен на нефть в последние месяцы, что отображалось на ценах на топливо и приводило к дополнительному вкладу в рост себестоимости других товаров и услуг», – перечислил Яков Смолий основные факторы. Инфляционные ожидания банков в октябре неожиданно ухудшились, но предприниматели прогнозируют замедление инфляции.

Речь идет о том, что в августе средняя зарплата в годовом измерении выросла на 26,2%, а после «вычета» инфляции – на 15,7%. При этом в конце лета – начале осени доллар подорожал на 2 грн – с 26,2 грн/$ до 28,2 грн/$. Эти факторы не могут не влиять на инфляцию, темпы которой к концу 2019-го снизятся лишь до 6,3%. «Она войдет в пределы целевого диапазона в I квартале 2020 года и достигнет среднесрочной цели 5% в конце 2020 года», – спрогнозировал Яков Смолий.

Еще в мае 2018 года в НБУ верили, что 5% инфляции украинцы увидят в середине 2019 года, однако в середине лета Нацбанк сдвинул срок достижения 5% на конец года. Но уже в начале сентября, когда Нацбанк поднял учетную ставку на 0,5 п.п., Яков Смолий заявлял, что «проведение более жесткой монетарной политики позволит вернуть инфляцию в рамки целевого диапазона в конце 2019 года и достичь среднесрочной цели 5% в 2020-м». Теперь же цель инфляционного таргетирования в 5% сдвинута еще дальше – на конец 2020 года.

Разделение ответственности

Обвинять Нацбанк в провале контроля цен эксперты не спешат. «Период политики инфляционного таргетирования в Украине очень короткий, поэтому еще нельзя сделать уверенные выводы насколько эти методы эффективны для управления инфляцией в Украине. Из-за отсутствия достаточных числовых рядов Нацбанк только очень приблизительно может прогнозировать как степень влияния монетарных методов на инфляцию, так и временной лаг», – считает аналитик Concorde Capital Евгения Ахтырко.

Более того, в Украине действует множество факторов, на которые нельзя повлиять монетарными методами. «Базовая инфляция остается довольно высокой. Это немонетарная инфляция, на уровень которой не влияют административное регулирование или сезонное колебание цен. Пока этот показатель остается высоким, влияние монетарных методов на общий показатель инфляции остается довольно ограниченным», – поясняет она.

Финансово-экономический аналитик Тантели Ратувухери считает, что ответственность за провал политики инфляционного таргетирования несут, наряду с НБУ, и другие органы госвласти, – правительство, Администрация президента и парламент. «НБУ фактически находился в оппозиции к власти в последний год в вопросе монетарной и финансовой политики. При этом отсутствие последовательности и устойчивости во внедрении реформ в стране только сбивало темп продвижения к прогнозным ценовым показателям. Большая часть вины также лежит и на МВФ: мы видим, что МВФ последовательно отступал и смягчал так называемые маячки финансово-экономических требований по меморандуму о сотрудничестве с Украиной. И, похоже, что в предстоящей новой программе будет еще большее послабление», – считает Тантели Ратувухери.

В окружении ценовых рисков

Ключевыми факторами, которые стимулируют рост цен в Украине, являются рост доходов и потребления, подорожание энергоносителей, снижение курса гривны, а также сильные инфляционные и девальвационные ожидания. «В мае средняя номинальная зарплата украинцев была на 28% выше, чем год назад. Это возможно из-за роста темпов трудовой миграции, что приводит к повышению вливания средств в экономику, а также из-за роста спроса на рабочую силу», – говорит экономист Центра экономической стратегии Дарья Михайлишина.

Не остается Украина и вне зоны влияния глобальных факторов. «Это и стремительный рост цен на нефть из-за санкций против Ирана, и уход инвесторов с рынков развивающихся стран, и внешнеторговые конфликты. В такой ситуации, без жесткой монетарной политики, инфляция могла бы быть еще выше», – говорит руководитель подразделения по финансовому анализу корпораций группы ICU Александр Мартыненко.

Эксперт отметил, что цены на нефть марки Brent с начала года подскочили на четверть – до $80 за баррель. «Выросли в цене и импортируемые в Украину нефтепродукты, природный газ и энергетический уголь. Рост оборота розничной торговли, состоящего во многом из импортных товаров, составил в сентябре 7% в сравнении с прошлым годом; и может еще ускориться к концу года. Курс гривны может снизиться на 3-5% до - 29-29,5 грн/$ к концу 2018-м», – говорит Александр Мартыненко. По прогнозам группы ICU, инфляция в 2018 году будет на уровне 10%. «Наш прогноз инфляции на конец 2019 года – 8,5%», – говорит Александр Мартыненко.

Тантели Ратувухери одной из причин высокой инфляции называет кумулятивный эффект от отложенной реформы системы ценообразования. «На четвертом году рыночных реформ административные меры все еще остаются наибольшим драйвером цен в стране», – поясняет он. На рост цен влияет и отсутствие буферного инструмента в виде здоровой банковской системы и инвестиционного рынка, который работал бы на оптимизацию движения денежной массы. МВФ ожидает 6% девальвации гривны.

Риски 2019 года

В следующем году удержать инфляцию в обозначенных рамках будет непросто. Главный риск – предстоящие политические выборы. «У политических партий в парламенте может быть стимул «раздувать» бюджет дополнительными расходами в ходе предвыборной кампании, что может стимулировать инфляцию», – поясняет Дарья Михайлишина.

К ним относится, например, внеплановое повышение минимальной заработной платы, увеличение социальных выплат отдельным категориям граждан. «При самом плохом сценарии развития это может повлечь за собой монетизацию бюджетных расходов – печатание денег. Но мы уверены, что Нацбанк будет сохранять свою институциональную независимость и будет противостоять таким попыткам. Жесткая монетарная политика должна противодействовать росту инфляции спроса», – говорит Евгения Ахтырко.

Кроме того, в 2019 году существуют риски курсовых колебаний. «Это может «продавить» гривну ниже нашего прогноза в 30 грн/$ на конец 2019-го. Кроме того, нестабильность мирового предложения нефти может и не привести к снижению цен на энергоносители, которого мы ожидаем, и это найдет отражение в меньшем замедлении инфляции», – прогнозирует Александр Мартыненко. S&P прогнозирует девальвацию гривны до 30,3 грн/$, но и украинский бизнес ожидает падение курса гривны.

Тантели Ратувухери предупреждает, что в следующем году импортная инфляция снова вернется в Украину. «Особенно по причине увеличения ценового давления в секторах энергетики, рынка капитала, а также на валютных рынках. Этот фактор будет накладываться на «электоральный налог» от завышенных социальных расходов и инфляционных ожиданий. НБУ, скорее всего, не сможет противостоять этому, а помощь может прийти только от международных доноров», – считает Тантели Ратувухери.

Наиболее опасным вариантом является возможный отказ МВФ от предоставления финансирования, если не будут выполнены условия кредитования. «В том числе принятие бюджета с учетом рекомендаций МВФ. Как результат – валютный кризис и рост инфляции», – предупреждает Дарья Михайлишина.

В этом случае достижение и удержание 5-процентной инфляции так и останется мечтой Нацбанка, а не реально достижимой целью политики инфляционного таргетирования.