27-03-2018

СМИ: Главное о торговой войне США и Китая

Аналитики оценили последствия для производств, сырьевых и долговых рынков, а также для курса доллара.

Торговая война, разворачивающаяся между США и Китаем, спровоцирует перегруппировку производственных сил в мире и повлияет на многие рынки, пишет UBR.ua.

Противостояние начиналось с введения американских пошлин на алюминий и сталь (10-25%), но на прошлой неделе разрослось до солидного списка технологических товаров из КНР. На них Штаты ввели 25%-е пошлины, уточнив, что под пошлины попадет импорта на $60 млрд.

Китайцы, конечно же, не оставили этот удар без ответа. Сразу заявили об обложении пошлинами 128 товаров из Соединенных Штатов — от стальных труб до свинины с фруктами. И о других мерах, о которых сейчас гадает мировое торговое сообщество. Кстати, здесь и не думают становиться на чью-то сторону, а пытаются занять максимально выгодную позицию: чтобы не только пострадать от торговой войны двух страны, но даже выиграть от нее.

Чтобы понять, чем может завершиться противостояние Запада и Востока, UBR.ua расспросил аналитиков на предмет возможных последствий торговой войны между США и Китаем. Как для торговых, долговых и инвестиционных рынков мира, так и для Украины. В итоге удалось сформулировать 6 ключевых тезисов.

Первый удар

Первый удар с пошлинами на сталь и алюминий тут же спровоцирует рост цен на металлы. Эксперты уверяют, что он будет повсеместным, и скажется не только на Поднебесной, но еще и бумерангом ударит по самим Штатам.

«Конечно, американские сталевары в какой-то степени выиграют. Но рост цен на металлы снизит прибыли тех компаний, которые эти металлы закупают. США уже дважды пытались водить повышенные пошлины на металл (в середине 90-х при Буше старшем и в 2002-м при Буше младшем) и оба раза в итоге были вынуждены отказать от этой затеи. Только в 2002-м из-за роста цен на металлы в Америке потеряли работу около 200 тысяч человек, работавших на предприятиях, связанных с использованием в своем производстве металлов. Хотя, конечно же, сильней всего пострадает Китай. В меньшей степени — ЕС, Россия, Украина и иные государства, где есть крупные производства», — заверил UBR.ua аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев.

Кто сильнее пострадает

Серьезно осложнятся возможности для работы транснациональных корпораций в машиностроении и технологических производствах.

«Пока непонятно, какие страны смогут выступать в качестве «сборочных цехов» для изделий крупнейших брендов электроники. В эпоху ТНК производство различной продукции зависит от экономической и логистической составляющей, и перевести его в другую страну бывает достаточно сложно (требуется время и инвестиции, в т.ч в переобучение персонала). Важный момент — что будут делать производители электроники, для работы которых требуются редкоземельные металлы, практически не экспортируемые из Китая в чистом виде», — заметил UBR.ua директор департамента рыночных исследований рейтингового агентства IBI-Rating Виктор Шулик.

Ответный удар

От Поднебесной ждут удара по американскому производству сои — это более $10 млрд. в год.

«Экспорт субсидируемой в США сои в Китай в каком-то смысле был экспортом дефляции. Если КНР закроет этот экспорт дефляции цен на сою, то остальному миру придется эту дефляцию поглотить. При этом возможны широкие колебания: например, производители могут ограничить посевы сои после года низких цен, это снижение может быть чрезмерным и усугубиться неурожаем, и в следующем году цены взлетят», — спрогнозировал UBR.ua старший аналитик инвесткомпании Concorde Capital Дмитрий Хорошун.

Миф о долгах

Общий размер госдолга США недавно достиг $21 трлн, а его главным кредитором стал Китай (обошел Японию), который активно выкупал казначейские облигации. КНР нарастила свой портфель US Treasuries до $1,2 трлн. Как только западные должники стали ссориться со своими азиатскими кредиторами, тут же возник прогноз о сбросе китайцами скупленных долгов.

Читайте также: КНР обещает жёсткий ответ на антикитайские торговые меры США

«Китай является одним из ключевых держателей гособлигаций США, а это значит, что экономика Китая настроена таким образом, чтобы генерировать торговый профицит к экономике США. Этот профицит аккумулируется в виде остатков на депозитах в американских банках, и далее эти остатки конвертируются в более удобный и более доходный актив — казначейские облигации США. Предположения, что Китай завтра захочет продать все государственные облигации США и обвалить доллар США, не принимают во внимание реальность с объемами китайского «пакета» и то, что в мире много долгов, номинированных в долларе. Должники делают все, чтобы добраться к депозитам в долларе либо рассчитаться по старым долгам, или рефинансировать их, или даже взять новый депозит, чтобы что-то купить за него», — объяснил UBR.ua ситуацию руководитель аналитического подразделения группы ICU Александр Вальчишен.

Как доллар отреагирует

Финансисты не верят в то, что торговая война серьезно ударит по курсу доллара. Чтобы этого не произошло, Федеральная резервная система недавно поднял на 0,25% (до 1,5-1,75%) свои ставки, сделав более выгодными вложения в американскую валюту.

«Если доллар станет невыгодной валютой, от него начнут избавляться. Пока же привлекательность доллара и иных финансовых инструментов, номинированных в нем, по мере роста ставок только увеличивается», — подтвердил Алексей Коренев.

Украина: риск и возможности

Торговое противостояние будет провоцировать неопределенность и хаос на мировых рынках. А это может создавать проблемы для не самых надежных заемщиков, выходящих на внешние рынки за новыми долгами. В контексте постоянного недовольства МВФ Украиной, к таким заемщикам относят и нашу страну.

«Да, аппетит к риску, в частности, к долгу (банковским займам, облигациям) украинских эмитентов, вероятно, снизится из-за неопределенности. А вот ухудшение внешней конъюнктуры (как на экспортных товарных рынках, так и на финансовых рынках) — это, как ни парадоксально, очередной шанс для Украины. Необходимо перестать надеяться, что «вывезет», что «экспортнем и займем». Вместо этого, необходимо усилить сотрудничество с международными финансовыми организациями, ускорить реформы и начать относиться к ним, как к единственному фактору, который продолжит находиться в наших руках», — резюмировал Дмитрий Хорошун.