06-06-2018

СМИ: Как США 20 лет разоружали Украину догола

На Банковой победно размахивают выпрошенными «джавелинами» и непрерывно «дякуют» своим заокеанским «партнёрам».

Возможно, фанаты Петра Алексеевича и верят, что с помощью двухсот ПТРК можно будет остановить всю мощь российской армии, но большинство украинцев в этом сильно сомневаются, пишет Виктор Дяченко в статье, опубликованной на сайте From-UA

Зато они задаются вопросом, чем же придётся расплачиваться за столь «щедрый подарок», который отечественные политики вымаливали почти два года? А между тем, Украина могла бы избежать этого унижения, если бы в своё время не уничтожила свои военные арсеналы по требованию Вашингтона.

Цена независимости

Первым министром обороны независимой Украины 3 сентября 1991 года был опрометчиво назначен командующий 17-й воздушной армией Константин Морозов. Опрометчиво, потому что этот советский генерал был просто таки влюблён в Америку, и всю свою недолгую карьеру (до осени 1993-го) только и делал, что мотался туда для «обмена опытом». Соответственно, он и положил первому украинскому президенту Кравчуку такую концепцию обороны, какая была выгодна, в первую очередь, американцам.

Стоит добавить, что одновременно с этим на Кравчука с одной стороны давили национал-патриоты, а с другой номенклатура упраздненной КПСС – и все они, фактически, настоятельно рекомендовали выполнить требования США. Наконец, свои требования непосредственно озвучивал сам Вашингтон – как условие для признания украинской независимости.

Чего же хотела Америка? На тот момент американские политики сами были в шоке от того, что им удалось без особых усилий развалить своего главного стратегического противника, то есть Советский Союз. Но, будучи людьми практичными, они не стали радостно скакать с флагами вокруг монумента Вашингтона, празднуя «перемогу», а приложили максимум усилий для её закрепления и развития.

Тогда в Белом Доме самым серьёзным образом рассматривали вероятность образования нового Союза (в первую очередь на основе России и Украины), а также общий вопрос о том, какую позицию в отношении США займут новые постсоветские государства – ведь к власти в одном из них могли бы прийти разъяренные реваншисты. На этом основывалась вся американская стратегия 90-х годов в отношении республик бывшего СССР.

Вначале прогнозы их аналитиков были довольно пессимистические (для Америки). Например, тогда ещё и речи не шло о том, чтобы использовать Украину против России, почти невыполнимой задачей казалось просто не допустить нового сближения Киева и Москвы.

Совершенно туманное будущее было у Кавказа и Средней Азии, которые могли стать геополитическими сюрпризами, причём неприятными. Поэтому Вашингтону, в первую очередь, было необходимо сделать все эти сюрпризы минимально опасными для себя – и в первую очередь разоружить постсоветский мир. Мол, пусть они там себе творят что хотят, но, по крайней мере, не смогут реально угрожать Соединенным Штатам.

Самым важным пунктом было решение вопроса «ядерной кнопки»: сначала не допустить появление новых ядерных держав, а затем, по возможности, лишить ядерного оружия и Москву. Вот только Ельцин не выпускал ядерный чемоданчик из рук даже в самом невменяемом состоянии, и вообще берёг ядерный щит России куда бережнее своего преемника.

Зато добиться согласия ядерного разоружения Украины, Беларуси и Казахстана было проще простого. Вашингтон просто поставил перед ними условие: признание независимости только в обмен на объявление «безъядерного статуса». Верховная Рада официально провозгласила его 24 октября 1991 года, подтвердив прежние намерения, прописанные в Декларации о государственном суверенитете. Провозглашали с ликованием, размахивая флагами – ещё не подозревая, что через 23 года будут каяться и заламывать руки.

На 1 января 1992 года на территории Украины находилось 2883 ядерных зарядов: боеголовки ракет, авиабомбы, артиллерийские снаряды. Это был третий по численности ядерный арсенал в мире. Количество и разнообразие моделей вполне позволяло выбрать и оставить себе две-три сотни ядерных зарядов наиболее подходящих моделей, чего с лихвой хватило бы для обороны. Но Вашингтон был неумолим, а украинские политики особо и не настаивали, потому что хотели как можно скорее приступить к масштабному дерибану своей страны.

Вот только ядерная сделка между США и Украиной была оформлена как-то мошеннически, запутала в полудюжине разных договоров. 14 января 1992 было подписано трехстороннее соглашение между США, Украиной и РФ, согласно которому все ядерные заряды из Украины должны были быть вывезены в Россию. Основание? Вышеупомянутое объявление безъядерного статуса!

Но только этого Вашингтону было мало! 23 мая 1992 года в Лиссабоне Киев принудили подписать присоединение к договору СНВ-1 (Лиссабонский протокол), заключённому ещё летом 1991 года президентом СССР Горбачевым и президентом США Бушем-старшим. А это было уже фатальной ошибкой, потому что под видом ядерного разоружения Украине навязали ещё и общее техническое разоружение.

Сломанные крылья

Независимой Украине досталось вооружение трёх военных округов (Киевский, Прикарпатский и Одесский), четырёх воздушных армий, 8-й армии ПВО, частей ВВ и Погранвойск. Вдобавок раздела ожидал Черноморский флот.

Армия Украины насчитывала более 700 тысяч военнослужащих, 2800 самолётов и 940 вертолётов (без учёта авиации ПВО и флота), 9 тысяч танков, 11 тысяч БТР и БМП, 18 тысяч орудий и ракетных установок (без миномётов), по несколько тысяч ПЗРК и ПТРК. Плюс набитые доверху склады боеприпасов и мобилизационный резерв на 10 миллионов человек – который был разворован в первую очередь, и уже без участия американцев.

Из этого огромного арсенала стоит выделить 44 стратегических бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160, 64 тяжёлых бомбардировщиков Ту-22М и 120 ТРК (тактических ракетных комплектов) 9К72 «Эльбрус», известных на Западе как «Скад-Б».

Бомбардировщики имели разные назначение, в том числе в качестве «убийц авианосцев» и других надводных кораблей - за что их и требовали поскорее уничтожить американцы. Но Украине бы они пригодились в качестве стратегического оборонительного оружия. Ту-160- и Ту-95 являются носителями высокоточных крылатых ракет Х-55 (дальность 2000 км) и уникальных аэробаллистических ракет Х-15 (дальность 280 км), которыми они могли бы поражать противника, даже не выходя за границу собственной ПВО (такие себе летающие ракетные батареи).

Ту-22М это вообще универсальный боевой самолёт. Он может нести противокорабельные крылатые ракеты Х-22 (американцы боялись в первую очередь их), аэробаллистические ракеты Х-15 (наводятся на наземные и корабельные радары) или до 24 тонн различных авиабомб. Один заход этого «бомбера» может выкосить больше вражеской бронетехники, чем дюжина «джавелинов». К слову, именно Ту-22М выполняли основные задачи российских ВВС в Грузии (2008) и Сирии (2015-2017). Но у Украины таких самолётов больше нет: когда под давлением, а когда и при подкупе Вашингтона, украинские политики наподписывали с Америкой кипу разных договоров, по которым под нож пустили все имевшиеся Ту-22М (кроме четырёх отправленных в музей) и большую часть стратегических бомбардировщиков.

Судьба 16 украинских Ту-95 и 28 Ту-160 это вообще коррупционно-политический детектив! Увлеченные ядерным разоружением Украины, американцы на какое-то время забыли о «воздушных носителях». И тогда в 1995 году Россия, воспользовавшись случаем, предложила купить у Украины 10 самолётов Ту-160 по цене 25 миллионов долларов каждый. Тогдашний секретарь СНБО Владимир Горбулин (бывший завсектором ЦК КПУ по авиакосмической технике) с возмущением отверг предложение, заявив, что эта не цена, а насмешка. Безусловно, он был прав, эти машины стоили на порядок дороже, однако затем СНБО решило… принять предложение американцев о ликвидации самолётов. То есть не оставить на вооружение Украины, даже не продать за 1/10 цены, а просто поломать!

На том и порешили: 5 декабря 1998 года Киев и Вашингтон подписали соглашение о ликвидации всех 44-х стратегических бомбардировщиков, а также 1068 крылатых ракет Х-55. Стороны явно торопились, потому что разделка началась буквально сразу же. Но в конце 1999 года Горбулин отправился в отставку, а Россия таки уговорила Кучму продать ей 8 Ту-160 и 3 Ту-95, плюс почти все ракеты Х-55 в счёт «газового долга». Последние из оставшихся машин спешно уничтожили уже к началу 2001 года.

Не оставили американцы без внимания и ракетные комплексы 9К72 «Эльбрус», способные метать боеголовки весом 950 кг на расстояние 300 километров. С ними тоже произошла весьма странная история: в 2007 году, по настоянию Вашингтона, министр обороны Анатолий Гриценко (ещё один большой любитель Америки) снял их с вооружения и отправил на утилизацию, которая продолжалась до 2011 года (на деньги США).

Формально «Эльбрусы» подвели под «оружие массового уничтожения», так как они могли нести ядерные заряды. Но фактически Украину лишили мощного мобильного ракетного комплекса, который мог, к примеру, находясь в районе Павлограда (Днепропетровская область) поражать цели, находящиеся за Ростовом, иди добить до Севастополя из Херсона. Панам «патриотам» сейчас остаётся только кусать локти, хотя они, впрочем, предпочитают об этом даже не вспоминать.

Вместо «Эльбруса» президент Ющенко пообещал украинцам разработать новый, более совершенный ракетный комплекс, и даже выделил в 2007 году 12 миллионов долларов на разработку ТРК «Сапсан» (КБ «Южное»). Прошло три года – дальше эскизов дело не продвинулось. Затем эстафету «Сапсана» принял Янукович, на которого уже надавили с двух сторон: и американцы, и россияне, не хотевшие появления конкурента своих «Искандеров». Так что выделенные на «Сапсан» ещё 196 миллионов гривен просто «распилили», после чего пророссийский министр обороны Украины Павел Лебедев закрыл проект (в 2014 году Лебедев сбежал в Крым). В 2016 году построить «Сапсан» пообещал уже Порошенко – но воз, как говорится, и поныне там.

Налетай, не скупись!

На протяжении четверти века украинским Минобороны управляли разные министры: когда ярко выраженные проамериканские (Морозов, Радецкий, Гриценко), когда чуть ли ни присланные из Москвы (Саламатин, Лебедев), но в основном политические конъюнктурщики типа Кузьмука, Еханурова или Гелетея.

Можно сказать, что проукраинского, а тем более толкового и ответственного министра обороны у Украины ещё не было. Наверное, потому, что слишком уж многие заинтересованы в том, чтобы у нас не появилась нормальная боеспособная армия. Даже сейчас, когда политическая стратегия США в отношении Украины изменилась.

Действительно, если в начале 90-х в Вашингтоне смотрели на Украину как на ближайшего союзника России, которого следовало максимально разоружить, то затем им удалось повернуть её лицом к себе – по меньшей мере, её «оранжевую» половину. Это стоило усилий и больших затрат: в период с 1999 по 2010 год, только из правительственных фондов США, на нужды «украинской демократии» были выделены 3,2 миллиарда долларов.

Они распределялись грантами среди общественных и политических организаций, «институтов политики» и социологических центров, СМИ, тратились на различные целевые программы. «Печеньки» окупились с лихвой: Украина уже никогда не будет пророссийской, по крайней мере, в нынешних границах. Что же касается её целостности, то её теперь не гарантируют и сами американцы, откровенно признавая что Крым и Донбасс Украина сама вернуть не сможет, а Вашингтон ей в этом пока помогать не собирается.

Зачем же тогда Украине такой бесполезный «стратегический партнёр»? Увы, это не мы выбираем себе «партнёров», а они выбирают нас. Поэтому это они определяют цели и условия такого «сотрудничества». Но то, что сейчас вытворяет Америка в отношении Украины, понять довольно сложно.

Да, ещё недавно можно было бы однозначно предположить, что теперь Вашингтон использует Украину как инструмент против России, как рогатину, которой он тыкает в медведя. Воевать с гуронами руками могавков - вполне в духе американских военно-политических шаблонов! Но сейчас замысел Белого Дома понять невозможно.

Америка не бросилась рьяно защищать Украину в 2014-м, а ограничилась лишь экономическими санкциями – принесшими России самый минимальный урон. Америка не предоставила Украине широкомасштабной военной помощи: несколько сот миллионов долларов (грандоедам-балаболам дают больше) и пара сотен «джавелинов» это всё, что удалось выпросить Киеву.

Вместе с тем это Белый Дом, сунув нос в Минский процесс, поспособствовал его блокированию, тем самым сорвав мирный план разрешения конфликта на Донбассе. Но когда все заговорили о том, что Америка подталкивает Киев к «силовому варианту», прибывшие в Украину новые американские «смотрящие» заявляют, что ей нужно смириться с утратой Крыма и Донецка.

То есть Вашингтон разыгрывает карту «ни мира, ни войны», он просто замораживает конфликт (и устами политологов-грантоедов обвиняет в этом Россию), однако непонятно с какой целью. Известно одно: для полномасштабной войны хотя бы на Донбассе (не говоря уже о попытке освобождения Крыма) Украина нуждается в большом довооружении. Но Америка ей в этом ничуть не помогает (не считая косточки в виде пары сотен «джавелинов»), зато она поспособствовала тому, что ранее Украина уничтожила или распродала 90% своих арсеналов.

Уже 20 января 1992 года была создана госкомпания «Украинский дом» - первая из структур, через которые распродавали и разворовывали украинские арсеналы. В 1996 году этим занимались уже 114 фирм и управлений! В начале нулевых в Минобороны даже было создано управление (о, верх цинизма) «избыточного военного имущества и земель» (с 2005 года – Департамент), задачей которого была общая координация распродажи военной техники и боеприпасов за рубеж, а также раздача территорий закрытых военных частей, городков, полигонов и санаториев олигархам-застройщикам.

Торговлей украинским оружием занимались все, даже международная мафия. Так, на этом в начале 90-х поднялась одесская ОПГ Минина-Ангерта-Труханова, хорошо зарабатывала на перевозках оружия одесская олигархическая семейка Урбанских. Оружие поставляли в Хорватию, Боснию, Ливию, Сирию, страны «чёрной» Африки, в Азию и Латинскую Америку. Торговали так азартно, что Украина даже входила в пятерку крупнейших мировых экспортёров вооружений – хотя практически не производила их.

Всё это происходило под пристальным наблюдением (и даже при помощи) Вашингтона, который не возражал, чтобы украинские арсеналы растекались по странам третьего мира или укрепляли армии американских союзников (Хорватия, Пакистан, Турция). Но достаточно было Украине продать что-то в «запретные страны», как Вашингтон реагировал немедленно. Так, под давлением американцев в 2001 году на шесть лет посадили директор ООО «УкрАвиаЗаказ» Евдокимова, продавшего остатки крылатых ракет Х-55 (12 штук) Китаю и Ирану. И все помнят, какой скандал раздули американцы, узнавшие о продаже радарных систем «Кольчуга» Ираку. Сейчас вот Вашингтон выясняет, не продавала ли Украина ракетные двигатели Северной Корее.

Согласно данным Генпрокуратуры, в период с января 2005 по февраль 2014 года Украина продала: 832 танка, 741 БТР и БМП, 202 боевых самолёта, 232 ударных и военно-транспортных вертолёта, 28 555 орудий, миномётов и ракетных установок, почти 5 тысяч военных автомобилей, до двух миллионов единиц стрелкового оружия, несколько сот ПТРК и ПЗРК.

Причём, министр обороны Анатолий Гриценко (2005-2007) отличился ещё и уничтожением вооружений. Помимо пушенных под нож «Эльбрусов», он приговорил к уничтожению более тысячи ПЗРК - каждый стоимостью сто тысяч долларов), а заодно отправил на лом снайперские винтовки Мосина (их так не хватало украинской армии в 2014-2-15 г.г.). Всё уничтожение проводилось на деньги, выделяемые Вашингтоном в рамках «программ безопасности». Размается, что безопасности отнюдь не Украины!

При этом Генпрокуратура признает, что в период до 2005 года было распродано и уничтожено в разы больше военной техники, однако документов о том практически не сохранилось, их «потеряли». Но мы может судить о масштабах по тому, что осталось. Весной 2014 года на вооружении ВСУ осталось: 720 танков, 2100 БТР и БМП, 80 вертолётов и 160 боевых самолётов, всего 380 гаубиц и РСЗО. Часть из них была утеряна в Крыму и на Донбассе, так что новосозданным частям иногда было просто не на чем воевать, приходилось импровизировать.

Ситуацию спасло то, что не всю списанную из армии технику успели утилизировать. Энтузиасты копались на «кладбищах» бронетехники и самолётов, на заработавших впервые за 10 лет оборонных заводах из нескольких старых машин собирали одну.

В настоящее время в строю ВСУ находятся: 457 танков (плюс 588 Т-64Б «на хранении»), около 1200 БМП, 690 БТР, 430 БРДМ, около 140 лёгких броневиков, 90 установок «Точка-У», 145 РСЗО «Ураган» и «Тайфун», 420 РСЗО «Град», 96 самоходок «Пион» (203-мм), около 500 САУ калибра 122-152 мм, 570 буксируемых гаубиц. Это лучше чем четыре года назад, этого бы хватило на освобождение Донбасса, но против России с таким арсеналов лучше не выступать.

С авиацией вообще дела обстоят плачевно, так как даже данные по ней противоречивы: формально у нас есть 116 боевых самолётов и 128 боевых вертолётов, однако сколько из них исправны, а сколько годами числятся в ремонте, неизвестно.

При этом 90% перечисленного вооружения – старая советская техника, не раз «латанная-перелатанная». Украина остро нуждается в масштабном обновлении своих вооружений, но даже на четвёртом году войны оно так и не началось.

Украинские политики привычно не пошли дальше обещаний и «распила» военного бюджета, ну а наши «стратегические партнёры» уверяют, что Украине для обороны хватит и двухсот «джавелинов». Но ведь и ребенку понятно, что не хватит! Так что же на самом деле уготовили нам американцы?