21-12-2018

From-UA: Религиозная война в нерелигиозной стране

Чего на самом деле хотят поднимающие мечи «за веру»?

Как ни пафосно это звучит, но религиозная война, о которой так долго предупреждали украинцев, уже практически началась, пишет From-UA.

Конечно, пока ещё, на первый взгляд, всё спокойно. Никто не штурмует лавры, из горящих храмов не выносят тела жертв – и все здравомыслящие люди очень надеются, что до этого не дойдёт. Но ведь и Крым у Украины отобрали «вежливо», без боя, и продувшая его постмайданная власть сама назвала те события началом «гибридной украино-российской войны».

А теперь она сама инициирует «гибридную» религиозную войну, причём с частью собственных граждан. То бишь, войну гражданскую, хотя нынешняя власть этой формулировки всячески избегает.

Иродовы законы

Война эта началась вовсе не с объединения двух непризнанных православных церквей в третью, с ещё непонятным статусом, которую пока признали лишь УГКЦ и американское посольство. Вовсе нет!

Ничего плохого в создании церквей нет, если это делается с добрыми намерениями. Источник конфликта в настоящее время находится не в православных соборах, а в чертогах светской власти, которая задалась целью «объединить» украинские православные церкви путём уничтожения УПЦ МП.

Если конкретно, то это Банковая, где всё это задумывается и координируется, и Верховная Рада, в которой сейчас идёт работа над облачением антицерковной компании в рамки закона.

Речь идёт о нескольких скандальных законопроектах, которые парламентское большинство рассматривало ещё в 2017 году, но потом отложило. И вот сейчас их достали, подправили в соответствии с последними событиями (создание ПЦУ) и решили проголосовать. Торопясь успеть до намеченного вручения томоса ПЦУ (6 января), поскольку времени у нынешней власти – до президентских выборов, и она явно форсирует события.

За пять лет «гибридной украино-российской войны» Банковая так и не решилась отдать приказ об ударе по войскам «российского агрессора», которые стоят в прямой видимости вдоль всей украино-российской границы, а также на Перекопе. Возможно потому, что у кого-то кишка тонка – как говорил Ниган из «Ходячих». Но зато ещё можно успеть показать свой «патриотизм», устроив генеральное наступление на «московскую церковь». Это кажется таким лёгким и безопасным, практически гарантированным блицкригом.

Один из этих церковных законопроектов (прозванных украинцами «иродовыми законами») №4511 предусматривает назначение иерархов УПЦ МП только по согласованию со светскими властями (и, наверное, СБУ).

Так же УПЦ МП должна получить некий особый статус «церкви страны-агрессора» и ряд ограничений – словом, разве что жёлтый крест на свои рясы не нашивать. Это самый скандальный из антицерковных законопроектов, прямо противоречащий Конституции Украины, но активность его за последний год авторов заметно снизилась - возможно потому, что УПЦ МП решили не загонять в гетто, а полностью ликвидировать.

Законопроект №5309, проголосованный 20 декабря, обязывает УПЦ МП изменить своё название в соответствии со страной-местонахождением его «духовного центра», то есть в «РПЦ в Украине», заодно запретив её священникам окормлять украинских военнослужащих.

Если бы не поправка, что данные требования выдвигаются только к церкви «чей духовный центр находится на территории страны-агрессора», то это был бы один из самых идиотских законопроектов, когда-либо появлявшихся в станах Рады! Поскольку тогда бы новосозданная ПЦУ называлась бы то ли Константинопольской, то ли даже Турецкой православной церковью в Украине, а уж за протестантов и говорить нечего!

Но шутки в сторону: третий законопроект №4128 является как раз тем топором религиозной войны, который с ликованием откапывают на Банковой. Потому что он предусматривает упрощение процедуры перерегистрации и изменения уставов религиозных общин в Украине. Согласно ему, любая группа лиц может заявиться в любой храм, назвать себя членами его прихода, и проголосовать за переход прихода в другую церковь (закон готовится для переходов приходов в ряды ПЦУ), с последующим захватом храма.

То есть этот закон – главное юридическое оружие рейдерского захвата приходов и объектов УПЦ МП в Украине, которые смогут осуществлять передвижные группы «активистов». И религиозная война перейдёт из стадии обмена «любезностями» в стадию действий.

На ком креста нет?

А теперь давайте посмотрим на календарь наступающего 2019 года. Вот именно, что 2019-го! На дворе третье тысячелетие, что отчётливо ощущается даже в несколько отставшей от развития цивилизации Украине. И религиозные войны в нашем мире идут только в самых далеких и глухих уголках мира: в горах Афганистана, в сирийских пустынях, в джунглях Африки. Неужели теперь к этой пёстрой компании фанатичных дикарей, размаивающих «калашниковыми» и мачете, решили присоединить и Украину?

Однако украинских христиан нельзя назвать фанатиками (за исключением членов маргинальных сект), да и вообще Украину трудно назвать очень религиозной страной. По статистике лишь 31% украинцев называют себя набожными, и по этому показателю Украина занимает 11-е место в Европе – позади, в том числе, Польши (40%), Греции (49%), Грузии (50%) и Румынии (55%).

Интересно, что в число наименее религиозных стран Европы входят Британия (11%), Германия с Францией (по 12%), Австрия (15%) и Нидерланды (18%), а также Россия (17%).

Эта статистика, скажем так, заставляет задуматься. Например, есть общеизвестный факт, что уровень религиозности общества сильно падает с ростом уровня жизни. Почему? Потому что у людей становится намного меньше проблем, которыми они донимают Господа и его служителей. Люди уже не бьют поклоны перед образами, прося чуда, а Бог в их глазах становится не целителем, кормителем и последней судебной инстанцией, а Высшим Разумом, источником мудрости и душевного равновесия. По крайней мере, до первого несчастья, которое нельзя исправить даже силами современной медицины.

Ну ладно, уровень жизни в Германии и Франции считается очень высоким (хотя и там есть бедняки), но вот соседство с ними в списке России удивляет. Всё-таки ей до Западной Европы почти так же далеко, как и Украине.

Опять же, православные страны отличаются большей религиозностью вкупе с более низким уровнем жизни по сравнению с католическими и протестантскими. То, что Россия теперь выпадает из этого правила, весьма любопытный факт – видимо, таковы последствия ленинско-сталинско-хрущевской борьбы с «опиумом для народа».

Но вернёмся в Украину, с её «среднеевропейским» уровнем религиозности, который в большинстве своём сводится к ритуальному фетишизму. Многие, наверное, слышали о культе карго: это когда необразованные папуасы играют в «американскую военную базу» (построенную из тростника), уповая, что с неба им упадёт груз консервов.

Увы, набожность многих украинцев – это тоже своеобразный культ карго. Более половины православных не знают значения постов, некоторые вообще не раскрывали Библии, многие считают, что молитва – это заученный с бумажки текст, типа заклинания. Иконы давно стали амулетами-оберегами (особенно у водителей), люди ставят свечи святым, о житие которых они и не слышали.

Кстати, у украинских неоязычников ситуация ещё хуже: там верой и не пахнет, это просто модное увлечение или способ повыделываться. Особенно когда культ карго-язычников накладывается на культ карго-нацистов, и стриженые парни с германскими рунами на камуфляжах скачут вокруг идола то ли Перуна, то ли Одина.

Конечно же, в Украине немало настоящих добрых христиан. Но они живут по христианским заповедям, не строя козни ближнему своему и не путая кесарево с боговым. А вот на переднем фронте религиозной войны бьют в бубны политические шаманы культа карго-патриотизма, призывая свою «паству» к борьбе с «московскими попами». Борьбу, которая не имеет никакого отношения ни к православию, ни к религии вообще.

Воинство Мамоны

Кто является основной паствой православных церквей в Украине? Посетив несколько богослужений, посмотрев видео крестного хода или лично поучаствовав в нём, мы увидим, что это в основном пенсионеры и женщины. Они были бы в подавляющем большинстве (75%) даже при равной пропорции возрастных групп обоего пола. Но всё же мужчин «призывного возраста» в церкви куда меньше 25%, и эта тенденция характерна не только для Украины.

К чему это небольшое социологическое исследование? Сейчас вы поймёте! Итак, представим себе храм с собравшейся в нём паствой. Которая более чем на 75% - это бабушки, дедушки, мамочки, даже дети есть. И теперь представим себе, что к храму подъезжают автобусы, из которых выходят «активисты украинской церкви», прибывшие «помочь переходу храма в ПЦУ». На 100% это молодые парни спортивной наружности, возможно даже не с пустыми руками.

«Титушки» против пенсионеров и женщин – вот как будет выглядеть религиозная война в Украине, согласно сценарию затеявших её политиков. При этом «титушки» не обременены христианской моралью, они с удовольствием бьют и по левой, и по правой щеке, прикрывая собственные. Многие из них вообще не христиане, а те что «вроде бы верят», вряд ли являются набожными людьми – потому что набожные люди не становятся «титушками» и не отбирают храмы у других христиан.

Но знаете, если эти активисты» в большинстве своём работают за деньги, эдакое воинство Мамоны, то о тех, кто нанимает и ведёт, и говорить нечего! Это либо абсолютно лишенные морали авантюристы, которым перешагнуть через труп - что вам высморкаться, либо люди, тяжело заболевшие ненавистью. И в этом отношении все они ничуть не отличаются от «Чёрного отряда» Флориана Гайера и других участников религиозных войн 16 века в Европе, превращавших в пылающие руины монастыри и кирхи.

Только Гайеру противостояли швабские рыцари, а вот «активистам украинской церкви» - лишь бабы да старики. Вот почему победа в религиозной войне против УПЦ МП кажется её инициаторам такой лёгкой и быстрой: вытолкают взашей батюшку с его старушками, и в храме воцарится «патриотизм».

Ну а на случай форс-мажоров, если вдруг на защиту лавры придут несколько мужиков, в резерве есть полиция, Национальная гвардия и СБУ - способные скрутить даже Усика.

Сейчас даже тема томоса, который пока ещё так и не получила новосозданная ПЦУ, как-то отошла на второй план. Всё внимание приковано к затеянному «переходу» храмов и приходов УПЦ МП в ПЦУ, к прессованию «московской церкви» новыми законами. И общество задаётся двумя вопросами: насколько далеко в этой своей войне продвинется нынешняя власть за оставшиеся месяцы до выборов, и что произойдёт после них?

Но есть и третий, не менее актуальный вопрос: как эти политические игры отразятся на уровне и без того невысокой религиозности украинцев? Дело в том, что православие, в силу своей специфики, особенно уязвимо в этом отношении. Его приходы привязаны к храмам, утрата которых для верующих настоящая катастрофа.

А ещё церковные иерархи для православных - это, в первую очередь, духовные наставники. И если иерархи начинают играться в политику или того хуже, воевать друг с другом, то их авторитет христианских пастырей падает до нуля. А это оттолкнёт от церкви, в первую очередь, истинно верующих. И возможно не только от церкви, но и вообще от религии.

За 27 лет независимости украинцы уже успели разочароваться во многом. В демократии, в политиках, в правоохранительных органах и Минздраве, в возможности евроинтеграции, в Майданах. Неужели теперь им придётся разочароваться в церкви?

Иван Пургин, From-UA, (Украина)