10-01-2019

В Брюсселе назвали дату переговоров по газу между Россией, Украиной и ЕС

Трёхсторонние переговоры между Украиной, Евросоюзом и Россией по вопросам транзита газа состоятся в Брюсселе 21 января.

Об этом написал вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович в Tвиттере.

«Рад, что второй раунд политических трёхсторонних переговоров с Россией и Украиной по долгосрочному транзиту газа в Европу состоится 21 января. Встреча будет отталкиваться от прогресса, достигнутого во время предыдущих политических и экспертных раундов», – отметил Марош Шефчович.

Первый раунд трёхсторонних переговоров состоялся 17 июля 2018 года в Берлине, говорится в материале «Голоса Америки».

Российский министр энергетики Александр Новак отметил после первого раунда переговоров, что Россия готова продлить действующий контракт «Газпрома» и «Нафтогаза» на транзит газа через украинскую территорию, и также готова рассматривать предложения о заключении нового, но после урегулирования всех спорных отношений.

«Важный вопрос, который с этим увязан, – это наша позиция, Российской Федерации: мы должны урегулировать все спорные отношения до начала реализации нового этапа взаимоотношений», – заявил Новак.

Как сказал по итогам встречи 17 июля в интервью информационному агентству «Интерфакс-Украина» глава правления НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев, в компании не готовы «смешивать переговоры по продлению контракта на транзит газа после 2019 года и обсуждение гипотетических мировых соглашений в рамках споров в Стокгольмском арбитраже».

«Мы не видим в этом смысла. Теоретически мы могли бы это рассмотреть с какими-то другими контрагентами, но мы слишком хорошо знаем "Газпром" и помним историю переговоров 2014 года. Мы именно потому и оказались в арбитраже, что не смогли прийти к мировому соглашению», – сказал Андрей Коболев.

В Евросоюзе о «Северном потоке – 2»

Информационное агентство «РБК-Украина» цитирует 9 января слова премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого о том, что проект строительства российского представляет собой пример непоследовательности Европейского Союза. Об этом Матеуш Моравецкий заявил в интервью американскому каналу CNBC.

Соединенные Штаты не оставляют своих попыток остановить строительство спорного газопровода Nord Stream 2, грозя санкциями. Как сообщает Укринформ, адвокатом такой политики Госдепартамента США и ярым противником «Северного потока 2» является американский посол в Берлине Ричард Гренель, говорится в статье в немецком деловом издании Handelsblatt.

«Компании, которые продолжают участвовать в Nord Stream 2, всегда находятся в опасности, поскольку санкции вполне возможны», – заявил дипломат в интервью газете. При этом Гренелл полагает, что компании сами выйдут из проекта.

Интернет-сайт «Северного потока – 2» сообщил 23 декабря 2018 года, что трубоукладочное судно Pioneering Spirit присоединилось к флотилии судов для укладки газопровода «Северный поток – 2» в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Финляндии. Pioneering Spirit продолжит укладку газопровода вслед за судном Solitaire, работавшим в Финляндии с сентября. Судно Solitaire направилось в южную часть ИЭЗ Швеции для укладки 510-километрового участка газопровода в ближайшие месяцы, отмечается на сайте «Северного потока – 2».

Попытка обнулить транзит через Украину

Президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар напоминает, что второй раунд переговоров должен был состояться перед Рождеством, переговоры планировались до 25 декабря в Брюсселе.

«Причина понятна – российская сторона не сильно торопится принимать участие в многосторонних форматах. Однако я не думаю, что стоит рассчитывать на серьёзную подвижку. Эта встреча не подразумевает участия корпоративных субъектов – «Газпрома» там не будет», – говорит Михаил Гончар корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Он говорит, что стратегия России состоит в том, чтобы затягивать время, в надежде реализовать «Северный поток – 2» и прекратить транзит через Украину.

«Понятно, что даже если к концу 2019 года будет уложена труба «Северного потока – 2», то запустить его в эксплуатацию и вывести на полную проектную мощность смогут не раньше 2021 года. И поэтому проблема у России есть, но это не значит, что она отказались от изначальной стратегии – обнулить транзит через Украину», – говорит Михаил Гончар.

Главный интерес украинской стороны, по словам Михаила Гончара, максимально сохранить те объёмы, которые сегодня существуют, и «не иметь иллюзий в диалоге с Москвой по "газовому вопросу"».

«Если «Северный поток – 2» и будет введён в эксплуатацию, то сохранить существующие объёмы транзита, при всех обещаниях и заверениях немецкой стороны, что объёмы должны быть сохранены, – это не реально. То, о чём ведёт речь Россия, а в Берлине поддакивают, это 10-15 млрд кубометров газа в год, при эксплуатационной мощности украинской ГТС – 142 млрд кубометров газа в год. Понятно, что такие объёмы – это убыток для «трубы» со всеми вытекающими последствиями», – отмечает Михаил Гончар.

Он считает, что на переговорах речь должна идти о гарантированных объёмах, но не так, как это было записано в существующем транзитном контакте 2009 года.

«В нём записаны обязательства «Газпрома» транзитировать через Украину не менее 110 млрд куб. газа в год. Ни разу за весь период действия договора этот показатель не выполнялся. Поэтому полагаться на очередные российские обещания, даже если речь пойдёт о большой цифре, не приходится», – утверждает Михаил Гончар..

По его мнению, поскольку Еврокомиссия и европейские чиновники поддерживают желание Украины сохранить объёмы транзита российского газа через украинскую территорию, то Брюссель наравне с Москвой должны дать Киеву одинаковые гарантии.

«Если Россия не выполнит свои обязательства по транзиту газа, или не захочет доплачивать, то тогда должна раскошелиться европейская сторона», – отмечает Михаил Гончар.

Будущее украинского транзита после выборов

Глава правления альянса «Новая энергия Украины» Валерий Боровик считает, что решение в переговорах между Украиной и Россией лежит, образно говоря, за кремлёвской стеной.

«Пока нет обходного газопровода «Северный поток – 2», можем сказать, что Украина является основным транзитёром российского газа в Центральную Европу. Прогнозировать, что будет, когда будет запущен «Северный поток – 2», сложно. С одной стороны, Германия устами канцлера Меркель фактически сказала, что будут обеспечены интересы Украины, как транзитной страны. А с другой стороны – никто не говорит, в каком объёме. Если это будет десять миллиардов кубометров в год, то это ниже от необходимого объёма газа, чтобы поддерживать в рабочем состоянии украинскую газотранспортную систему (ГТС)», – говорит Валерий Боровик корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

По мнению эксперта, Украину ждёт непростой год переговоров и попыток найти оптимальные варианты для заполнения газом украинской ГТС.

«Необходимы поиски других путей обеспечения транзита: реверсный вариант, из других источников. Но это сложно. Учитывая, что через Россию идёт и казахстанский, и туркменский газ, Кремль не пускает его на европейский рынок. Украина может заинтересовать больших игроков Евросоюза хранить сырьё в украинских газовых подземных хранилищах не только для поставок в Украину, но и для транзита в другие страны. Это как вариант. Или договориться с Россией на других условиях», – подчеркивает Валерий Боровик.

Завершение президентских выборов, отмечает он, будет одним из тех факторов, который позволит с новой силой вернуться к «газовым переговорам» с Москвой.

«Если придёт Юлия Тимошенко, то это будет новый “договорняк” между Украиной и Россией. Если, теоретически, Анатолий Гриценко, то отношения будут жёстче, выстраиваться на основе патриотического и военного дискурса, который ведёт господин Гриценко. Если останется действующий президент, то мы видим его политику, и вероятно, ничего кардинально не изменится – он не устраивает Россию. Но с другой стороны, он больше устраивает Россию, чем Гриценко, и меньше, чем Тимошенко или артист Зеленский, у которого не понятно вообще, какая будет политика», – утверждает Валерий Боровик.

Для трёхстороннего диалога по поводу транзита газа через Украину позиция Соединенных Штатов может быть также важным аргументом.