Почему миссия ОБСЕ не видит того, что видят журналисты

Николай Сущенко

журналист

Одна из популярнейших картинок в интернете – снимок ВВС с дрона в Авдеевке, запечатлевший украинский танк в Авдеевке и миссию ОБСЕ. Подпись: «Танки? Какие танки?»

Одна из популярнейших картинок в интернете – снимок ВВС с дрона в Авдеевке, запечатлевший украинский танк в Авдеевке и миссию ОБСЕ. Подпись: «Танки? Какие танки?».

Своеобразный взгляд миссии на происходящие на Донбассе события стал предметом для шуток: возмущаться больше не получается, остаётся только иронизировать. Тем не менее, временами попытки ОБСЕ «не заметить» обстрелы Вооруженными силами Украины мирных объектов действительно поражают.

Так, 25 декабря в Луганской народной республике, в селе Долгое с позиций украинских военных был совершен выстрел по Ниве мирного жителя, проживающего там же. Сам этот мирный житель, луганский пенсионер, находился в это время в автомобиле и сгорел на месте. Побеседовав с женой и сыном погибшего, которые рассказали, как в машину попал снаряд, ОБСЕ зафиксировала в отчете следующее:

«Миссия уточняла сообщение о гибели мирного жителя в подконтрольном «ЛНР» с. Долгое (23 км к северу от Луганска), где наблюдатели видели сгоревший дотла автомобиль, внутри которого находилось тело погибшего мужчины. Они не обнаружили осколочных повреждений и отметили, что кузов автомобиля был цел. На дороге рядом с автомобилем не было ни значительных следов горения, в частности от автомобильных покрышек, ни битого стекла.

Член «ЛНР» показал наблюдателям металлический фрагмент и запутанную медную проволоку. По его словам, это были остатки противотанковой управляемой ракеты, которую он извлек из автомобиля. Наличие провода в автомобиле отмечено не было. Находившаяся на месте происшествия женщина, представившаяся женой погибшего, сообщила команде СММ, что мужчина ежедневно ездил по этой дороге и что в тот день он ехал за покупками в другой населенный пункт».

На фотографиях с места происшествия отчётливо видно развороченный снарядом кузов автомобиля, а показания жены и сына, находившихся на месте происшествия, не нашли отражения в отчёте. Получилось, что автомобиль вроде бы как загорелся сам. Наверное, кондиционер взорвался.

Впрочем, миссия ОБСЕ далеко не всегда оказывается на местах обстрелов. Жители Донецка шутят: «Хорошо, что у нас есть ОБСЕ: если они быстро уезжают откуда-то, значит, надо прятаться: через полчаса прилетит».

Киев использует это: на днях Порошенко официально заявил, что все «слухи» об обстреле Донецка украинской армией – ложь. Ну да, ведь ОБСЕ, несмотря на множество доказательств, так и не решается зафиксировать их и дать им объективную оценку. Благодаря такой избирательной слепоте Киев получает возможность продолжать обстреливать восставшие города, разрушать их инфраструктуру и убивать мирных жителей.

Впрочем, украинские танки в Авдеевке – возможно, благодаря репортажу ВВС – всё-таки нашли отражение в отчете за 1 февраля. Тем не менее, по какому-то странному совпадению, связи между обнаруженным вооружением и попаданиями в жилые кварталы Донецка наблюдатели по-прежнему не видят. А люди, теряющие своих близких, теряющие свои дома, проклинают слепых и глухих наблюдателей.