Превалирующая версия

Дмитрий Славский

блогер

Попробуем объективно разобраться в версиях и контрверсиях катастрофы малазийского Боинга в превеликом множестве появившихся за две недели после трагедии

Реально из них можно рассматривать четыре:

  1. Самолет был НЕПРЕДНАМЕРЕННО сбит ракетой комплекса «Бук», выпущенной ополченцами.
  2. Такая же ошибка, но совершенная украинскими военными.
  3. «Бук», выпущенный украинской стороной, которая сделала это преднамеренно, с провокационными целями.
  4. И наконец, «Боинг» был сбит украинским истребителем, причем совершенно однозначно это было сделано осознанно и преднамеренно.

Почему так, почему автор не рассматривает возможность умышленной атаки гражданского лайнера донецкими ополченцами, а допускает злой умысел только в действиях украинской стороны? Просто исходя из ключевого принципа любого расследования: «Кому это выгодно?»

На сей счет в подробном анализе, уверен, нужды нет, достаточно вспомнить первую реакцию соцсетей на трагедию. У «пророссийской» и «продонецкой» она свелась к «…ля!! Сейчас начнется!» (и действительно, «началось» и продолжается по сей день», у «проукраинской» же был плохо скрываемый восторг: «Ну вот москали и попали!» (во всех смыслах).

В тоже время, если говорить об ошибке, то, как это не звучит, непосредственных её виновников строго судить нельзя. В районе идут активные боевые действия с применением боевой авиации, и зенитчики просто делают свою работу: для них любой объект на экране радара, который не свой, чужой и законная цель. А ошибиться в идентификации цели на экране радара вполне возможно, как это случилось в 1988 году, когда американский крейсер сбил иранский авиалайнер, поскольку его зенитчики приняли набирающий высоту лайнер с атакующим (т.е. снижающимся) истребителем.

Поэтому, если произошла ошибка, главную ответственность должны нести те, кто направил гражданский самолет прямиком через зону боевых действий. А тут простора для версий нет – маршрут самолета определяют диспетчерские службы государства, над территорией которого проходит полет. И это государство – Украина. Вопрос только в том, что это – чудовищное головотяпство или нечто «большее»?

К слову, за сутки до катастрофы украинские власти заявили, что в этом районе украинский штурмовик СУ-25 был сбит российским истребителем, т.е. имел место воздушный бой. Но больше об этом обвинении никто не вспоминал, очевидно именно потому, чтобы никто не задался вопрос – как можно направлять гражданские воздушные суда через зону воздушных боев.

Тем не менее, версия №1, хотя априори её отбрасывать нельзя, выглядит маловероятной. Ведь никаких её доказательств, ни пуска «Бука» с контролируемой ополченцами территории, ни самого наличия такого комплекса у ополченцев (а в карман такую «штучку» не спрячешь), несмотря на явную заинтересованность, так и не представлено. Вашингтон откровенно, извините, «включает дурочку» говоря о наличии таких доказательств, но не предъявляя их.

«Доказательства» же, выложенные Киевом, выглядят совсем уж «фейковыми». В обнародованной СБУ записи разговора ополченцев сбившими самолет названы «казаки с Чернухинского блокпоста». Казаки с «Буком» ?!

Если это не смонтированная запись, если не использованы фрагменты из разных разговоров, относящихся к разным эпизодам, то скорей всего, имеет место обычная на войне недостоверная оперативная информация – кто-то, увидев падающий самолет, доложил о своем успехе и т.д. и т.п.

Еще более «неудобно» получилось с видео якобы срочно вывозимого в Россию «Бука»-убийцы». По утверждению Авакова, запись сделана в Краснодоне, но как разглядели внимательные пользователи сети, на попавшем в кадр бигборде размещена реклама автосалона в городе Красноармейске, который с 11 мая под контролем Киева и от Краснодона достаточно далеко.

В дополнение к видео СБУ разместило и фото «Бука» на трейлере, но опять-таки, внимательные блогеры разглядели на нем бортовой номер – 312, аналогичный тому, который был виден на одном из «Буков» украинской армии в районе Горловки, попавших в сюжет украинского канала еще в марте.

Кроме того, если приглядеться, то видно, что на видео «из Краснодона» и фото с №312 разные «Буки» и разные, но очень похожие трейлера какого-то гражданского перевозчика.

Похоже, реально на предоставленных СБУ кадрах украинские «Буки» (во множественном числе) экстренно вывозимые из зоны АТО сразу после трагедии. А о том, что они, вопреки утверждениям украинской стороны там были, стопроцентно свидетельствуют не только снимки из космоса и данные о работе РЛС «Купол» в день катастрофы, приведенные российским МО, но и два телесюжета украинских телеканалов, показанных незадолго до трагедии. Один из них, снятый «Украинским военным телевидением», где кроме собственно пусковой установки, видна работающая РЛС и трейлер, аналогичный тем, которые видны на СБУшных фото и видео был выложен на Ютубе вечером 16 июля, буквально накануне трагедии (https://www.youtube.com/watch?v=Lgfa_kWm4_k&feature=youtu.be)

Это, естественно, говорит в пользу версии №2, как и имевшая место утечка, что таки случился несанкционированный пуск ракеты во время учений, проводившихся украинскими зенитчиками в зоне АТО на случай российской воздушной атаки в условиях максимально приближенным к боевым, с использованием кодов запуска.

Такое может быть, но нельзя не отметить, что «учения» отличный повод прикрыть запланированную провокацию (версия №3). Не будешь же всем людям, так иди иначе связанным с пуском ракеты, объяснять все «нюансы» спецоперации. Потом можно объяснить, что произошла ошибка, но «на войне, как на войне», чистоплюйству места нет, а значит – раз уж так вышло, нужно не только все отрицать, но и постараться переложить вину на противника.

Однако остается версия №4 (самолет украинских ВВС). К слову, и в утечке об учениях утверждается, что СУ-25 выполнял роль мишени для зенитчиков (повторюсь, стрельбы не предполагались). И в её пользу говорят мнения многих экспертов, что повреждения Боинга характерны именно для воздушной атаки, а не ракеты комплекса «Бук».

«Пожалуй, даже дилетанту очевидно, что отверстия были почти как те, что остаются после попадания из пулемета. И если дальше размышлять в этом духе, то таких повреждений на металле мы не видели где-либо еще», - заявил пресс-секретарь миссии ОБСЕ на Украине Майкл Бочуркив (к слову, сын сбежавшего на Запад бандеровца).

Конечно, эксперты могут быть ангажированы (хотя г-на Бочуркива в «антиукраинстве» очень сложно заподозрить), но обращает на себя внимание, что, несмотря на многочисленные договоренности о перемирии в зоне катастрофы, украинские войска настойчиво пытаются установить на ней контроль и обстрелами дорог пытаются помешать экспертам международной комиссии попасть в район трагедии.

Дошло до того, что премьер-министр Нидерландов (курирующих расследование) специально позвонил Порошенко с просьбой прекратить в этом районе боевые действия и не мешать расследованию А перед этим голландское правительство упрекнуло украинских «коллег» в «преждевременной» трактовке данных черных ящиков. Киев поспешил сообщить, что они однозначно указывают на поражение «Буком», хотя речь шла только о том, что самолет потерпел катастрофу в результате взрывной декомпрессии.

Почему же украинская власть так спешит? Если из опасений, что «террористы» уничтожат улики против них, то, наверно, «спешить» уже поздно, двух недель для этого достаточно. Тем более в этом случае не стоит мешать международным экспертам прибыть на место катастрофы. Но самое главное – никаких «убийственных» улик против ополченцев там не может быть по определению.

Если о характере видимых повреждений можно спорить (хотя выводы экспертов никто пока не оспаривает), то поражающие элементы, которые без всякого сомнения, остались в корпусе лайнера, на тип оружия укажут с абсолютной точностью. Если это элементы от БЧ «Бука», то о произведших пуск это ничего не скажет, поскольку под «подозрением» обе стороны, тут нужно дополнительное расследования.

А вот если поражающие элементы от оружия класса «воздух-воздух», все вопросы снимаются. У ополчения самолетов нет!

Более того, как отмечалось выше, отбрасывается версия о непреднамеренной ошибке – пилоту среди бела дня, с небольшого расстояния невозможно спутать гражданский лайнер с боевым самолетом. «Подозрительным» выглядит и то, что украинские диспетчеры дали команду Боингу снизить высоту с 10600 метров до 10000, т.е. как раз до практического потолка СУ-25.

Все это вполне объясняет стремление украинских военных захватить место падения Боинга до прибытия международных экспертов, несмотря на назревающий международный скандал, делая версию №4 на данный момент превалирующей. Такой вот расклад.