США-Украина: в объятиях вируса

Андрей Ганжа

Политолог, эксперт, журналист

США – самый заинтересованный игрок на украинской шахматной доске. Потому что все эти годы, пока Европа рассуждала о демократических ценностях, а Россия ностальгировала по былому братству, американцы ведут в Украине совершенно конкретный гешефт.

Основной ошибкой последних месяцев Януковича  было убеждение в том, что с «оппозиционной тройкой» как-нибудь, да договорятся, а остальное рассосется.  Не рассосалось!  

Майданом и сейчас управляют радикалы, а радикалами – совсем не «тройка».  А те, кто оплачивают радикалов. В прессе уже засветили «стоимость Майдана» - 20 миллионов долларов в неделю. И средства эти поступали в Украину через дипломатические каналы посольства США (проще говоря – с диппочтой). И эта версия СБУ похожа на правду. Потому что она логична.

США – самый заинтересованный игрок на украинской шахматной доске. Потому что все эти годы, пока Европа рассуждала о демократических ценностях, а Россия ностальгировала по былому братству, американцы ведут в Украине совершенно конкретный гешефт (деятельность, связанная с получением профита, выгоды).

Американских гешефтов в Украине много, и один из самых важных и страшноватых – вирусы.

В далеком 1993 году было подписано «Соглашение между Украиной и Соединенными Штатами Америки относительно предоставления помощи Украине в ликвидации стратегического ядерного оружия, а также предотвращения распространения оружия массового уничтожения». В соответствии с ним Украина лишилась права, без предварительного письменного согласия США, распоряжаться своей коллекцией штаммов  вирусов. 

И что интересно! В соответствии с 13-й статьей этого документа, такое положение сохраняется «независимо от прекращения действия данного Соглашения». Иными словами, Соглашение остановить можно, а вот вернуть Украине право независимого распоряжения коллекциями штаммов (читай – «бактериологического оружия») – ну уж простите!!! 

Потом наступило время пряников. Во всяком случае, так казалось, когда в разгар «оранжевого» режима, в августе 2005 года  Министерство охраны здоровья (МОЗ) Украины и Министерство обороны США заключили  «Соглашение относительно сотрудничества в области предотвращения распространения технологий, патогенов и знаний, которые могут быть использованы в ходе разработки биологического оружия».  Американские военные взяли на себя обязательство оказать Минздраву Украины   «безвозмездную помощь в объеме наличных средств, ассигнованных для достижения этой цели». Целью ассигнований было строительство сети лабораторий санитарно-эпидемиологической и ветеринарно-фитосанитарной служб Украины.

Результаты впечатляют. Пусть в вирусологию Украины было вложено не 173 миллиона (как было обещано), а лишь 100 миллионов долларов, но сеть из девяти реферативных лабораторий (плюс Центральная, на базе Противочумного Института в Одессе) все-таки создана. Причем три референс-лаборатории (в Днепропетровске, Львове и Луганске) американцы возвели «с нуля».

Казалось бы, стоит только благодарить Штаты за заботу о бактериологической безопасности Украины. Хотя почему только Украины? Подобного рода проекты США реализуют в Азербайджане — 170 миллионов долларов, Грузии — 250 миллионов, Казахстане – 108 миллионов, Киргизии – 30 миллионов. И вот здесь-то и начинаются вопросы.

Прежде всего – отчего эта щедрость? Некоторые эксперты находят такой «научной экспансии» простое объяснение: страны Запада  решили перенести сюда опасные для своего населения эксперименты. А в чужой стране с населением можно не церемониться. К примеру, референс-лаборатория в Мерефе (Харьковская область) строится в 100 метрах от жилых домов и в 25 километрах от миллионного Харькова.  

Такая ситуация не только в Украине. В Киргизии подобную лабораторию канадцы (они там вместо янки) собирались строить в Ботаническом Саду Бишкека. Но киргизы, очевидно, умеют волноваться гораздо круче жителей украинской Мерефы. И резко отрицательная реакция гражданского сектора и экологов летом 2012 года привела к тому, что кыргызско-канадский проект строительства биологической лаборатории в центре Бишкека закрыт окончательно.

Но и построенные лаборатории вызывают ряд вопросов. Все девять модернизированных референс-лабораторий Украины законсервированы и как  научные центры не работают. А это означает, что Украина теряет национальную научную школу бактериологии и вирусологии, и в обмен на блеск лабораторных помещений мы приносим интеллектуальный капитал украинской науки. Ну, как тут не вспомнить, что упомянутое Соглашение 2005 года в самом своем названии предусматривает «предотвращения распространения технологий, патогенов и ЗНАНИЙ». Если дело так пойдет дальше, то знания у нас точно «предотвратят».

Но и это не самое главное. Создание сети биолабораторий на территории постсоветских стран происходит по одному «договорному шаблону»:

- строительство референс-лабораторий во всех случаях, что в Украине, что в Киргизии, предусматривает передачу американской стороне всех штаммов вирусов, находящихся на хранении в украинских вирусных коллекциях;

- работа всех указанных лабораторий подконтрольна только военному ведомству США;

- строительство лабораторий в рамках проектов противодействия биологическим угрозам позволяет США полностью контролировать биологическую обстановку как на территории соответствующих постсоветских стран, так и их трансграничных соседей.

А это означает только одно: Соединенные Штаты выстраивают военную программу, которая потенциально в состоянии организовать биологическую угрозу в подконтрольных регионах. Да чего там «угрозу»: просто  вал эпидемий. Ведь каждый вирусолог знает правило: от изучения бактерий до создания бактериологического оружия – один шаг.

О значении этой программы в общей военной доктрине США можно судить по тому факту, что ее руководителем является Эндрю Ч. Вебер, главный советник министра обороны США и опытный русскоязычный специалист в работе на постсоветском пространстве: в  свое время он руководил удалением оружейного урана из Казахстана и Грузии.

И расположены все эти, считай – «бактериологические фугасы», по периметру  границ Российской Федерации. Россияне долго молчали, но не так давно, в июле 2013 года МИД России выразил серьёзную озабоченность по поводу биологической деятельности Министерства обороны США вблизи российских границ.

По оценкам российских экспертов, создание Пентагоном лабораторий у рубежей РФ угрожает ее биологической безопасности и позволяет Соединенным Штатам решать сразу несколько военных  задач. Более того, эксперты из Министерства обороны РФ считают, что вспышки атипичных заболеваний на юге России в 2013 году (высокозаразный менингит среди детей в Ростовской области, африканская чума свиней и ящур на Кубани и Северном Кавказе) могли быть биологическими маркерами, целенаправленно вброшенными сюда с территории Грузии (в референс-лаборатории которой, напомню, США вложил 250 миллионов долларов).

Многие могут сказать: «ну вот, паранойя». Но вирус – это такая вещь, в отношении которой лучше быть параноиком, чем жертвой.

Если принять версию о том, что сеть референс-лабораторий, создаваемая США по периметру России – это цельный военный проект, то нельзя не признать, что Украина – наиболее значительная часть этого проекта, обеспечивающая возможное воздействие на вирусно-бактериологическую ситуацию в Центральной России и Белоруссии.

Вопрос: на что могут быть готовы США ради сохранения этой части? Ну, например – на культивирование социального конфликта в Украине с целью привода к власти своих ставленников? И можно ли хотя бы предположить, что они откажут в финансировании силам, задействованным в процессе проамериканского «переформатирования» власти?

Публикаторы хреновы - где дата выхода этой статьи?