Сырные «страдания» украинской экономики

Александр Фидель

журналист

«Символом» развала украинской экономики может служить ситуация, сложившаяся в сыроделии, секторе, казалось бы, не играющем в ней ключевой роли

Часто так случается, что одна деталь, фрагмент, частный случай оказываются даже более показательными, чем общая картина, ибо дают возможность чётче увидеть основные тенденции.

Таким «символом» развала украинской экономики может служить ситуация, сложившаяся в сыроделии, секторе, казалось бы, не играющем в ней ключевой роли.

Как сообщила пресс-служба ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса» (УКАБ):

«Сыр всегда был главным экспортным молочным продуктом в Украине, но с января по октябрь этого года его продажа на внешние рынки составила лишь 18,3 тыс. т., что в 2,4 раза ниже показателей 2013 года и рекордно низкий показатель за последние 10 лет.

В то же время общий импорт сыра в Украину за 10 месяцев составил 9,7 тыс. т., на сумму 57,6 млн долл. США. По сравнению с аналогичными показателями предыдущего года поставки сыра из-за рубежа сократились на 37%.

Российский запрет обусловил увеличение запасов сыра украинского производства внутри страны. Однако, несмотря на насыщение украинского рынка и девальвацию, которая вызвала подорожание заграничных сыров, объемы импорта этого продукта в Украину остаются на высоком уровне и втрое превышают объемы экспорта».

Как видим, «постмайданный» экономический и политический курс, вступление в силу Соглашения об Ассоциации с ЕС и конфликт с Россией привели к фактическому обвалу отрасли, потере основного внешнего рынка сбыта, трехкратному снижению экспорта и соответствующему затовариванию производителей.

В нормальном государстве, проводящем самостоятельную политику, направленную на защиту собственных интересов, стандартной реакцией в аналогичной ситуации стало бы введение дополнительных мер по защите внутреннего рынка, пошлин или квот, дабы повысить спрос на продукцию отечественного производителя. Ведь импорт сыров в Украину упал на меньшую величину, и обусловлено это исключительно девальвацией гривни и снижением покупательной способности населения.

Но такой «маневр» для Украины совершенно невозможен, поскольку таможенные ставки жёстко зафиксированы в Соглашении об Ассоциации с ЕС. Напомним: когда это Соглашение готовилось, его адепты очень много говорили о том, что возможная потеря рынков России и Таможенного Союза с лихвой будет компенсирована выходом на куда более объёмный рынок ЕС, ведь там потенциальных потребителей в два раза больше, а главное – их покупательная способность куда выше.

Но что-то не рапортуют радостно сыроделы о росте поставок в страны ЕС. И дело не только в проблемах с сертификацией украинской продукции по нормативам Евросоюза – в принципе, они решаемы, хотя для этого нужны огромные средства, которых у наших производителей нет.

Помимо этого, крайне важно то, что Соглашение о зоне свободной торговли, являющееся составной частью Соглашения об Ассоциации, не отменяет таможенные пошлины, а лишь регулирует их размер. Для украинских сыров установлена фиксированная тарифная ставка от 144.9 €/100 кг/нетто до 215 €/100 кг/нетто в зависимости от сорта. Нетрудно убедиться, что для недорогих сыров (а украинская продукция может рассчитывать на успех только в этом сегменте) - это весьма солидная цифра, до 20-30% от оптовой цены.

А вот для всех видов твердых сыров, ввозимых в Украину из ЕС, установлена ставка в размере 10%. То есть, чтобы пошлина на «евросыр» сравнялась с той, по которой украинский аналогичный продукт может попасть в Европу, «европеец» должен стоить более 15 Евро (при нынешнем курсе, с учётом торговых наценок, это не менее 500 грн/кг при продаже в розницу). Если менее – украинский продукт в Европе попадает в куда менее выгодные условия, чем европейский в Украине.

А ведь не секрет, что относительный, а не фиксированный характер таможенной пошлины открывает широкие возможности для манипуляций с ценой в таможенных документах, и это дополнительное «конкурентное» преимущество.

Таковы реальные итоги «европейского» курса, которые ощутили украинские сыроделы всего за несколько месяцев. Да разве только сыроделы? Никаких противоположных примеров - отраслей или хотя бы отдельных предприятий, - которые в целом выиграли от «еврокурса», мне пока не попадалось. Потому что, если бы таковые имелись, украинский «агитпроп» уже кричал бы о них на каждом углу.