В России человек, который занимается правозащитой, считается сумасшедшим

Андрей Архангельский

журналист

На самом деле она - счастливейший человек. До конца жизни наводя ужас на всю беспринципную сволочь, на идеологических противников и соратников, на любую власть, на всех этих соглашателей, на всех этих неборцов.

Вместо некролога

Видел Валерию Ильиничну Новодворскую в последний раз на Марше мира в марте. В России человек, который в общем-то занимается совершенно по нынешним временам обычным делом - правозащитой - считается сумасшедшим, и судьба философа Чаадаева в этом смысле символична.

В отношении Новодворской это все было концентрировано - так к ней и относились, и враги, и, что характерно, "свои". Эти "свои" - люди в целом даже приличные, но желающие "не выходить за рамки", они радостно гоготали при упоминании - а, "ну она же того...", и это довольно подлая вещь. Слишком страшно признаться себе, что она - как раз норма человеческого самостояния, а не ты.

Ты - приспособленец, идущий на компромиссы, ты "договорился" со своим начальником, хотя конечно ты "против Путина"; но тебе нужно выплачивать кредит. Поэтому ты, конечно, лучше, чем нашисты, но ты, конечно, в подметки не годишься таким, как она.

Человек, который всю жизнь боролся, и который ни разу не боялся; человек, который заплатил за это личной неустроенностью, одиночеством и пр. Смех над такими людьми - это просто естественная психологическая защита - от чего-то более сильного, такого сильного, что ты даже не рискуешь себя сравнить с этим. Поставить рядом.

Какой редкий тип. Как редко такие люди появляются и живут здесь, служат своим убеждениям всю жизнь, а не только "по молодости". Тут еще один момент: она ведь не повзрослела, да - в каком-то современном русском смысле. Не успокоилась до самой смерти. И это нам тоже смешно - хотя на самом деле круче этого ничего нет - оставаться бескомпромиссным, как в юности, всю жизнь.

Это по нашим представлениям "смешно" - настолько в общественном сознании высмеивается любая моральная стойкость, любая верность принципам и себе. Сохранить себя - это лозунг диссидентов 60-70.хх. "мы боролись за себя".

На самом деле она - счастливейший человек. До конца жизни наводя ужас на всю беспринципную сволочь, на идеологических противников и соратников, на любую власть, на всех этих соглашателей, на всех этих неборцов. До последнего дня. Какое счастье - какая цельность. Какая победа.